Чт. Дек 8th, 2022

«Приуралье» продолжает  публикацию газетных вариантов научных  работ доктора исторических наук, профессора Мурата Сдыкова по наиболее актуальным проблемам отечественной истории.

Западный Казахстан  занимает особое место в истории Казахстана. Своеобразие географии региона, особая природно-экологическая среда обитания человека предопределили  характер и направленность историко-культурных процессов. К середине I тыс. до н. э. здесь господствующим типом хозяйственно-культурной деятельности стало кочевое скотоводство, определившее на многие века вектор исторического  развития  данного  региона.  Первым крупным объединением кочевников, на наш взгляд,  в Западном Казахстане  VII — IV вв. до н.э.  являлись  савроматы, которых сменили сарматы, господствовавшие в степях до IV н. э. Их возникновение и формирование в качестве самостоятельного этноса, судя по сообщениям римских и греческих авторов, связано с ранней историей скифов, скифскими переднеазиатскими походами и Мидийским царством.  Как донесли до нас письменные источники, в это  время в Южном Приуралье располагались кочевья таких племен как массагеты, исседоны, аорсы, роксоланы, дахи, которых  специалисты  объединили  в  единую  савроматскую  археологическую  культуру. В истории ранних кочевников до сих пор много спорных и малоисследованных лакун. Так, вопросы происхождения, территории обитания, а также периодизации и хронологии отдельных этапов истории савроматов и сарматов остаются актуальными и по сей день. В научной литературе после долгих дискуссий, которые конечно требуют  принципиального продолжения, уже в конце 70-х гг. прошлого века корифей сарматской археологии К.Ф. Смирнов высказал мнение о проживании савроматов на территории Западного Казахстана только в районах, примыкающих к Заволжью,  а к востоку от них, он полагал, – кочевали племена дахов и массагетов.  Определить этническую принадлежность скотоводов Самаро-Уральского региона гораздо труднее. Некоторые исследователи полагают, что это были исседоны (Шилов В.П., Погребения сарматской знати I в. до н.э. — I в. н.э. СГЭ, вып. IX,1956 и др.). Существует гипотеза о заселении степей Южного Приуралья сначала массагетами, потом дахами. К.Ф. Смирнов, исследовавший южно-уральские памятники савроматского времени на протяжении многих лет, полагал, что восточная группа памятников Южного Приуралья могла быть оставлена исседонами, а южная и юго-западная – дахо-массагетским массивом племен. Еще по одной версии кочевники Южного Зауралья принадлежали к сакскому миру.  Однако, представляется, что ситуация была еще сложнее. К настоящему моменту, благодаря археологическим раскопкам удалось установить, что в древности в степях к югу от Уральских гор существовало несколько районов, имевших различный культурный и, значит, этнический облик. На основе известного археологического материала можно сделать предположение, что уже на рубеже эпохи бронзы и раннего железного века в степном Поволжье и Южном Приуралье складываются основные черты материальной культуры савроматов, определяется их этническое своеобразие, особенно выраженное в погребальном обряде. Таким образом, на наш взгляд, развитие савроматских племен прослеживается в течение почти полутысячелетия от времени их сложения до начала расселения со своей первоначальной территории.  В  VII — VI  веках до н.э.  на территорию Западного Казахстана пришли кочевые племена со сложившейся материальной и духовной культурой.  Автохтонное население было частично вытеснено или ассимилировано, что отразилось в отдельных особенностях культуры савроматов Приуралья.  Приход савроматов привел к установлению длительного господства нового уклада жизни в западноказахстанских степях – кочевого скотоводства, что означало коренной поворот в истории Казахстана.  Они  оставили свой богатый след в виде многочисленных курганов, разбросанных по всей территории Западно-Казахстанской области. На землях соседних российских областей –  Оренбургской, Саратовской, Самарской, Астраханской, Волгоградской  и Челябинской – курганы также расположены с востока на запад, прочерчивая ареал распространения савроматских, а затем и сарматских племен на общем евразийском пространстве.     Современные раскопки в Западном Казахстане и в сопредельных российских территориях позволили раскрыть ряд новых ярких памятников, что значительно  расширило  наше  понимание  исторических  процессов   того  далекого  времени.      Происхождение. Савроматами историки называют оседлые и кочевые народности, близкие  скифам и сакам, которые проживали в VII —  IV вв. до нашей эры в поволжско-приуральских степях. На территории современного Казахстана следы их пребывания обнаружены именно в Западно-Казахстанской области, которая впоследствии стала  зоной проживания сарматских племен. Само слово “савроматы” в переводе с греческого означает “ящероглазые” (саурос – ящерица и ома – глаза).  Этноним впоследствии принял такой же неопределенный характер, какой имел ранее термин «скифы» в широком употреблении. Первые исследователи не выделяли савроматов от сарматов.    Формирование сарматских племен относили к столь же глубокой древности, как и происхождение скифов. Современные историки связывают первый этап исторического развития сарматов с савроматами, соседями скифов на востоке, и по времени этот процесс совпадает с расцветом скифской культуры в Северном Причерноморье. Археологические памятники савроматов очень близки скифским. Поэтому не сразу удалось выделить их из обширной группы памятников, которые долгое время объединялись у нас под общим понятием  древностей  скифской  культуры. Последние находки не позволяют раскрыть данный вопрос, поэтому  возможны новые подходы в понимании проблемы происхождения савроматов и  их связи с сарматами. Поэтому результаты  раскопок комплексов Кырык-Оба и Таксай в Западно-Казахстанской области дают  возможность значительно расширить наше понимание исторических процессов савроматско-сарматского времени. Территория. В период расцвета савроматы  занимали огромную территорию    степей  Нижнего Поволжья и Приуралья.   Уже во времена Геродота кочевое население, называемое савроматами, занимало территорию к востоку и северо-востоку от Танаиса-Дона и, конечно, не могло состоять только из одного племени.  Б.Н. Граков, а вслед за ним и более определенно — П.Д. Pay выделили две локальных области савроматской культуры –  нижневолжскую и самаро-уральскую. Различия прослеживались по некоторым признакам материальной культуры и погребального обряда.  Самаро-уральская группа савроматов в археологическом отношении менее монолитна, чем волго-донская. Многие из ее погребальных памятников (особенно памятники VI-V вв. до н. э.) тождественны или очень близки заволжским, что объясняется, по мнению ряда исследователей, прежде всего едиными корнями происхождения населения обеих областей, уходящими в глубь эпохи бронзы. К тому же не было преград для тесных и длительных общений между племенами обеих областей. Эти контакты, вероятно, носили довольно мирный характер до IV в. до н. э., пока не сложился в Южном Приуралье новый союз племен, ставший реальной угрозой для поволжского населения. Анализ археологического материала показал, что волго-донские племена по материальной культуре теснее связаны со Скифией, дельтой Дона и Северным Кавказом, а южно-уральские – с Зауральем, Казахстаном и Приаральем (особенно с дельтой р. Сыр-Дарья), причем не только по материальной культуре, но и по особенностям погребального ритуала. Вероятно, одно из племенных названий – савроматы – было перенесено, может быть, античными авторами, на группу родственных по происхождению и однородных по языку племен, составлявших нечто целое в этническом и политическом отношении уже не позднее VI в. до н. э. Таким образом, на основании известных сведений мы можем предположить, что территория современного Западного Казахстана  в середине I тысячелетия до н.э. была заселена  племенами самаро-уральской группы савроматов.  Известное мнение о том, что это могли быть  массагеты и исседоны,   не  подтверждается большинством источников. Массагеты  и  исседоны, согласно античным авторам, на заре скифской истории откуда-то с востока потеснили скифов, или их прямых предков, и заставили их поселиться в Северном Причерноморье. Однако основная масса сако-массагетских племен, судя по Геродоту  и Страбону, жила к востоку от Каспийского моря и за Яксартом-Араксом (Сыр-Дарьей). Никто из античных авторов не поселяет их к северу от Каспия.     Вместе с тем можно допустить, что какая-то  часть этих родов данных племенных союзов могла  кочевать на землях бассейна реки Урал.  На Южном Урале и в Западном Казахстане савроматскую культуру к IV в. до н.э. сменяет так называемая прохоровская или ранне-сарматская культура, в создании которой приняли участие пришлые племена Приаралья. Уже в савроматское время на Южном Урале сформировались основные характерные черты последующей ей прохоровской культуры, названные так от названия курганов у села Прохоровка Шарлыкского района Оренбургской губернии. Особенно наглядно генетическая преемственность между савроматской и ранне-сарматской прохоровской культурами Южного Урала представлена на материале юго-восточного Башкортостана на комплексах  VI-V вв. до н.э., в которых погребенные сохраняют все черты савроматского обряда при наличии уже ранне-сарматского, прохоровского инвентаря. Такое же положение вещей наблюдается и с погребениями савроматов южного Приуралья из Ново-Кумакского могильника под Орском.  С конца V в. и  в  IV в. до н. э. отдельные племена савроматов начали теснить скифов и переходили Дон. В IV –III  вв. до н. э. у савроматов сложились новые союзы племен, куда вошли и родственные им племена, пришедшие с Волги. Начиная с IV в. и окончательно с III в. до н. э. эти новые племенные группы выступали под общим названием  сарматов.     С V-IV в. до н. э. в степях между Волгой и Уралом  начинает формироваться сарматская общность. Это – новое мощное объединение кочевников, которое  надолго становится ведущей политической силой в евразийских степях и, особенно, в Северном Причерноморье. Этноним “сарматы” первоначально обозначал группу кочевников, живущих к западу от Танаиса (р. Дон) на правобережье, но постепенно стал общим для обширного кочевнического мира евразийских степей, заменив прежнее имя – скифы. Плиний, описывая народы Северного Причерноморья, отмечает, что “имя скифов повсюду переходит в имя сарматов”. Сарматы под своим собственным именем известны с IV в. до н. э. по IV  век н. э., иными словами более 800 лет. Сарматы на всем протяжении своей истории не представляли собой единого союза родственных племен. Это был скорее конгломерат номадов со сложными взаимоотношениями внутри него, включающий в себя и несарматские по происхождению народы. Географическое понятие Сарматия – т. е. область расселения сарматских племен – вполне определенно формируется у античных авторов начиная с IV в. до н. э., заменяя ранний термин  Скифия.  Успех расселения многочисленных сарматских племен – языгов, роксолан, сираков, аорсов, алан и др. – был связан не только с количественным составом их орд, но и превосходством в военном деле. Сарматы, будучи великолепными всадниками, были вооружены не только луками и стрелами, но и длинными мечами и тяжелыми копьями. Сарматы использовали и металлические доспехи (пластинчатые и кольчужные). Этот комплект вооружения позволял им вести успешные сражения с легковооруженными местными племенами и штурмовать укрепленные поселения. Римский автор писал о сарматах: “Племя воинственное, свободное, непокорное и до того жестокое и свирепое, что даже женщины участвуют в войнах наравне с мужчинами”.  Сарматы считались прекрасными воинами, они создали тяжелую конницу, их оружием были  мечи и копья. Появившись сначала в Нижнем Поволжье сарматский меч, длиной от 70 до 110 см, вскоре распространился по всем степям. Он оказался незаменимым в конном бою. На основании письменных источников и археологических материалов можно считать, что в  IV — III в. до н. э. между Доном, Южным Приуральем и Аральским морем сформировались грозные сарматские объединения, включившие также значительную часть сако-массагетских племен. На рубеже этих веков н.э. началось активное наступление кочевников-сарматов на Северное Причерноморье, Северный Кавказ и Среднюю Азию. В это время, подобно скифам эпохи азиатских походов, сарматы переживали период военной демократии. Быстро развивалось социальное неравенство. Военная знать, возглавившая племенные союзы, стремилась укрепить свою власть захватом новых пастбищ и контролем над богатыми земледельческими странами.                         Таким образом, в указанное время в Западном Казахстане в составе политического союза ранних кочевников присутствовало не менее 3-х этнических компонентов. При этом савроматы — сарматы играли ведущую роль в процессах этнокультурогенеза в Западном Казахстане в середине I тыс. до н. э.  Материалы курганов древних кочевников могильников у Сегизсая (Лебедевки)  и у Кырык-Обы, информируют нас о наличии различных векторов этнических и культурных связей. Причем рассматриваемые памятники не соприкасаются с регионами-донорами, а находятся на значительном удалении от них, в окружении других этнокультурных массивов. Хотелось бы обратить внимание и на то, что достаточно сильное приаральское влияние на территории Уральского левобережья наблюдается в курганах у оз. Шалкар, в то же время в обряде могильников у села Алебастрово и аулов Увак и Танаберген (среднее течение Илека) имеются существенные параллели с савроматской (блюменфельдской) культурой Нижнего Поволжья, тогда как среди археологических памятников рассматриваемого времени в верховьях Илека (Бесоба, Сынтас) и  Ори (Уркач) отчетливо наблюдается среднеазиатское влияние. Все это позволяет видеть мозаичную этнокультурную карту территории Западного Казахстана в конце VI-V вв. до н. э. Думается, что такая ситуация могла сложиться лишь в связи с процессом завоевания и освоения кочевниками новых земель. До этого, судя по археологическим данным, плотность населения из-за засушливых природных условий была чрезвычайно низка. И лишь в начале-середине VI в. до н.э. в Южном Приуралье появились могилы с инвентарем,  присущим  всадникам Восточной Европы.  В это время сакские лучники подчиняют местных скотоводов (это были савроматы), а в конце рассматриваемого столетия инкорпорируют в свою среду большую группу кочевников Приаралья – массагетов.  Все больше специалистов склоняется к мнению, что другое имя массагетов – «сака-тиграхауда» древнеперсидских источников, что означает «саки, носящие остроконечные шапки». В конце VI в. до н.э. им пришлось выдержать несколько ожесточенных войн с Ахеменидским Ираном. О перипетиях этой борьбы свидетельствуют Геродот и древнеперсидские письменные сообщения. В частности «отец истории» рассказывает о войне Кира Великого с массагетами в 530 г. до н. э., когда предводительница азиатских кочевников царица Томирис одержала верх над персидским царем. Однако на этом событии враждебные отношения между персами и массагетами не заканчиваются. Наличие на северных границах персидской державы мощного кочевого союза сковывало завоевательную политику Ахеменидов, поэтому очередная персо-массагетская война была неотвратима. Примерно 519 г. до н. э. историки датируют войну преемника Кира – Дария I с объединением «сака-тиграхауда», в результате которой последние, как свидетельствует Бехистунская надпись, были покорены персидским владыкой и изгнаны из Средней Азии.  Подтверждением такого сценария исторических событий стали результаты раскопок  кургана 6 комплекса Таксай на территории Западно-Казахстанской области в 2012 году, проведенные научным сотрудником центра истории и археологии Я.А. Лукпановой.  Обнаруженное здесь захоронение   знатной женщины, названной нами «Алтын ханшайым (Золотая принцесса)», подтверждает тесную этнокультурную связь  ранних кочевников Западного Казахстана с саками-тиграхауда, или массагетами. В первую очередь, это  элемент головного убора, который   подтверждает  остроконечную форму головного убора, указывая на прямую связь с миром саков-тиграхауда. Надо сказать, что такого рода артефакт впервые найден в нашем регионе. Исследования, проведенные по анализу всех находок, позволяют отнести захоронение к VI –V вв. до н.э., то есть к савроматскому периоду. Юная женщина  принадлежала к знатному роду. Роскошь одежды и обилие изделий из желтого металла, многие из которых представляют собой творения ювелирного искусства, позволяют сделать такой вывод.  Нами была разработана научная реконструкция  погребенной молодой женщины, в основу которой легли результаты исследований ряда ученых и специалистов из Германии, Японии, России и Казахстана. На основе полученных результатов известным художником-реставратором Крымом Алтынбеком была подготовлена скульптурная реконструкция, выставленная сейчас в Национальном музее  истории в Астане, а второй экземпляр – в Западно-Казахстанском областном историко-краеведческом музее. Прямую связь ранних кочевников с персами ярко подтверждает найденный в погребальной камере, наряду с ритуальными предметами, обгоревший деревянный гребень, но с хорошо сохранившимся рисунком. Это видно из сюжета  рисунка, выгравированного древним мастером. Здесь изображена сцена сражения пешего воина-савромата с персами на боевой колеснице, что указывает на прямое участие кочевников  региона в сражениях между Ахеменидским Ираном и сакским миром. Важность Таксайского гребня состоит и в том, что он указывает на наличие развитых связей савромато-сарматского общества с окружающим миром. Таким образом, могучий союз кочевников Западного Казахстана осуществлял активную внешнюю политику, участвуя во многих политических акциях того времени.

Археологические исследования ранних кочевников региона продолжаются. Накопление нового и обильного материала позволит найти более обоснованные ответы на точки зрения и гипотезы, существующие сейчас в исторической науке о древнем периоде  истории Казахстана.  Несомненно, что савромато-сарматский мир сыграл важную роль в развитии в целом кочевой цивилизации, в формировании и существовании многих  государств,  объединений и народов того времени.  

от admin