Чт. Май 23rd, 2024

Если проводить аналогию с известной песней «Лучше гор могут быть только горы», то и об истории газеты лучше всего может рассказать сама газета.

Газета – это не только изданные материалы, статьи, очерки и отклики на различные госпрограммы, газета – это прежде всего люди, которые кропотливо работают над каждым выпуском, журналисты, редколлегия, ответственные секретари, дизайнеры, корректоры… Еще ранее, когда наш век не постигла повальная технологизация и компьютеризация, это были метранпажи (верстальщики) линотиписты, ретушеры. Пожалуй, в истории газеты «Приуралье» навсегда останутся имена Якова Велижанского, Василия Вареева, Нарзиты Гофман, Сергея Аблаева, Бориса Пышкина, Галины Дорониной, Юрия Асманова, Анатолия Попова, Евгения Букина и многих, многих других. Сегодняшнее поколение с трудом себе представляет, как готовилась и издавалась газета во второй половине прошлого столетия. Конечно, в то время корреспондентам не нужно было отписываться на сайты, постить в социальные сети фото с мероприятия с хэштегами и делиться ссылкой на свои материалы в сети. Однако по оперативности и плотности работа ничем не уступала дню сегодняшнему, а в некоторых моментах и превосходила. Так, например, в то время газета выходила ежедневно, а журналистские материалы в первую очередь отправлялись в линотипный цех, из которого выходили в горячих металлических строчках. Метранпажи наносили на них краску, переносили текст на мокрую бумагу, чтобы получить гранки, которые поступали на читку в корректуру. Помимо корректоров, которых работало четверо в две смены, были также и подчитчики, которые сверяли, чтобы в гранки были внесены все правки, а также старший корректор. На дежурство по газете также заступали два корреспондента, причем дежурный до окончания рабочего дня находился в редакции, а потом перемещался в типографию, располагавшуюся в то время на углу нынешнего проспекта Достык и улицы Г. Караша (бывшей Коммунистической). Журналист Сергей Аблаев в своей книге «Ускользающие миры» вспоминает, что в то время были настолько добросовестные линотиписты, что они набирали без единой ошибки даже тексты на разных языках. Еще Сергей Маркович отмечает, что лучшие метранпажи были именно в газете «Приуралье», среди которых выделялись Галина Доронина и Валентина Расстрыгина. Газетную верстку тоже делали по-другому – вручную чертился макет, на него ставились основные статьи, фото, а потом уже подбиралась информация. Была даже эстетика и политика верстки материалов – вверх ставились положительные материалы, а вниз – критические.  Это были 70-80-е годы ХХ века, и в газете помимо постоянного творческого состава, было много внештатных корреспондентов. По воспоминаниям С. Аблаева, для партии было важно, чтобы над газетой работали и представители пролетариата, сельского хозяйства, колхозники, инженеры-производственники, таким образом, в газетный процесс вовлекали всех, кого могли. И подчас внештатные авторы узнавали свои заметки разве что по подписям после того, как над ними поработал творческий коллектив газеты. Что ж, можно сказать, что и сегодня это мало изменилось. Как рассказал в своей книге Сергей Аблаев, однажды ему дали доклад одного начальника на отчетно-выборной конференции. Он отредактировал текст и подготовил его к публикации в виде интервью. После выхода газеты журналисту позвонил «автор» и поблагодарил, отметив следующее: «Когда жена прочитала мое интервью, сказала: «Я и не знала, что ты у меня такой умный».  С теплотой и любовью Сергей Аблаев рассказывает и о коллегах-приуральцах, с которыми ему довелось трудиться в редакции. Редактором от Бога называет он фронтовика Якова Ивановича Велижанского, в котором журналисты были уверены – если он вычитает материал, то в печать статья уйдет идеально точной и политически грамотной. К слову, в то время в редакции больше половины журналистов были фронтовиками, ветеранами Великой Отечественной войны, но о своем боевом пути никогда не писали – лишь собравшись в узком кругу друзей и коллег, иногда рассказывали какие-либо эпизоды из фронтовой жизни. Фронтовиком был и поэт-приуралец Евгений Букин, которому в виде исключения в газете разрешалось подписываться «Евг.Букин», а не инициалами. Старшему поколению журналистов он запомнился не только своими публикациями, но и стихами, особенно эпиграммами. Никак иначе, как начальником штаба, в редакции называли ответсекретаря Анатолия Николаевича Попова. И настоящим виртуозом фотографического дела был Юрий Ильич Асманов, который в шутку называл себя «старым газетчиком». Он был не просто фотографом, он создавал фотоинформацию, снимая лучших людей нашего края, а также необъятной в то время Советской страны. Сам оформлял подписи к своим снимкам, прекрасно владел справочной и энциклопедической информацией. Один из немногих фотографов, кто сделал снимок Нобелевского лауреата Михаила Шолохова. Светлую память оставил после себя Борис Пышкин – журналист, краевед, настоящий поборник истории малой родины. Он дружил с Нестором Малечей, автором знаменитого «Словаря говоров уральских (яицких) казаков», который по значению равен словарю Даля. Именно Пышкин способствовал принятию Сергея Марковича Аблаева в штат «Приуралья» младшим литературным сотрудником. Газете Сергей Маркович отдал четверть века своей жизни, и почти что по принципу меритократии, о котором нынче много пишут современные корреспонденты, прошел творческие сферы журналистской жизни до ответственного секретаря и заместителя главного редактора.  С газетным делом связано очень много профессий, которые ныне ушли в прошлое – метранпажи, линотиписты, ретушеры. Без ретушера газете было не обойтись, ведь тогда техника иллюстрирования газеты путем полиграфии была далека от нынешней точной и холодной компьютерной «цифры» и обработки фотошопом. Ретушер обрабатывал снимки так, чтобы в газете они были графически четкими. Причем делалось это вручную – готовый снимок выскабливался, а потом ретушер филигранно орудовал кисточкой с черной тушью, чтобы выделить те или иные линии, придать графическую точность. В «Приуралье» такими ретушерами были Павел Глазков и Анатолий Садомсков. Причем Садомсков зачастую внедрял в процесс собственные изобретения, как, например, автоцинкографию – выцарапывал скальпелем на цинковой пластине изображение и протравливал его кислотой.  Еще одним интересным фактом жизни «Приуралья», который ныне тоже ушел в прошлое, стала подготовка коллективной стенгазеты «Тяп-ляп». В ней журналисты высмеивали различные ляпы и ошибки, которые нет-нет, да и обнаруживались. Причем мало было обнародовать ляп, к нему еще сочинялись различные смешные, острые и ироничные комментарии. Как правило, посетители редакции газету не видели, она была доступна только коллективу. Сергей Маркович называл это весомой частью профессиональной учебы.  Конечно, со светлыми и добрыми моментами соседствовали и рутинные будни, бывали и внештатные ситуации – например, когда за ошибки и нарушения партийных начальников приходилось расплачиваться корреспондентам, такие случаи тоже бывали и не раз. Зачастую работа над газетой затягивалась допоздна, график тоже не всегда был нормированным – нужно было посетить несколько мероприятий и дать материалы в газету, которая была ежедневной. И, конечно, в те годы журналистика была преимущественно мужской профессией. Зато подписка была колоссальной – чтобы подписаться на главную газету области, как свидетельствует писатель и искусствовед Галина Гурьева, люди занимали очередь с вечера накануне дня открытия подписной кампании – народ действительно хотел знать, что происходит в регионе и стране, участвовал в жизни края, а не отсиживался перед телевизорами. Да и телевизоры тогда были роскошью, доступной не всем. 

И все же однозначно сравнить жизнь «Приуралья» тогда и сейчас вряд ли получится. Ведь журналистское дело, как творческая река – стремительная, полноводная, со своими стремнинами, водоворотами и тихими островками. И сплав по ней – удел настоящих фанатов своей профессии.

от admin