Вт. Сен 27th, 2022

Кулпытасы и другие эпиграфические монументы предоставляют большие возможности ученым в периодизации и детализации истории каждой конкретной местности. Об этом рассказали ученые Института Востоковедения имени Р.Б. Сулейменова, приехавшие в нашу область для изучения этого уникального культурного наследия.

Ученые Айтжан Нурманова, Дина Медерова и Багдат Дюсенов встретились с генеральным директором медиахолдинга «Жайык Пресс» Жантасом Сафуллиным, который также занимается исследованием кулпытасов на территории западного региона страны.  Совместный проект с алматинскими учеными длится с 2014 года, как отметил Ж. Сафуллин, он завершается в текущем году. По итогам проекта члены инициативной группы выступили с предложением об изучении эпиграфических памятников не только нашей области, но и близлежащих областей России – Астраханской и Оренбургской, поскольку там тоже есть кулпытасы, относящиеся к западноказахстанской истории. В данный момент по этому предложению подготовлен проект, ожидается объявление конкурса.  По словам Айтжан Нурмановой, проблематика изучения кулпытасов и мемориальных плит на захоронениях сейчас заинтересовала ученых по всей территории Казахстана. Огромную поисковую работу проводят ученые Мангистауской области, приглашения изучать эпиграфические памятники поступали и из Атырау.  – Эпиграфические памятники распространены по территории всего Казахстана. В ЗКО они весьма информативны. Кулпытасы отличаются по регионам, в их изучении мы приняли участие во многих экспедициях. В южных регионах большие кулпытасы и большой текст встречаются в местах захоронения очень богатых и знатных людей. Простым людям ставили маленькие каменные плиты, где указывались только имя и родовая принадлежность. В Центральном Казахстане есть и маленькие кулпытасы, и большие – коктасы. В Мангистауской области мы тоже работали, там больше узоров и очень маленький текст. Оформление и тексты также отличаются по регионам. Это связано с различными религиозными школами, так как религиозные деятели обучались в разных центрах – в Бухаре, Казани, Уфе, разнятся также школы мастеров – зодчих и каменщиков, поэтому отличается оформление. Самые богатые кулпытасы – в Центральном Казахстане, а также встречаются в ЗКО, – сказала Айтжан Нурманова. Что касается эпиграфики, то, в основном, в оформлении кулпытасов использованы письмена арабской вязи. Примечательно, что арабская графика сохранилась преимущественно в оформлении кулпытасов, и несмотря на то, что в советское время был осуществлен переход на латиницу, а позже и на кириллицу, арабская вязь в кулпытасах использовалась практически до конца 70-х годов ХХ века. Намного реже в оформлении кулпытасов можно встретить «төте жазу», или письменность джадиди, хотя такие примеры тоже есть.  – У знатных людей на кулпытасах было много надписей. Чаще на лицевой стороне писали об усопшем, даты его жизни, кем он был. По краям – аяты и суры из Корана, на обратной стороне – жоктау, стихи. Писали на фарси, часто можно встретить на надгробиях произведения Навои, Физули, Ахмета Яссауи. Иногда один кулпытас мог быть посвящен двум и более человекам, если вместе с почившим погибли жена и дети. Тогда на памятнике была надпись и о них тоже, получалось семейное захоронение, – отметила подробность А. Нурманова.  Как отметила кандидат исторических наук Дина Медерова, по кулпытасам можно точно установить историческую периодизацию, в этом плане изучение кулпытасов имеет документальную важность. Для изучения данной темы ученые исследовали архивные записи, в том числе книги регистрации духовных учреждений, не только на территории Казахстана, но и в архивах соседних стран, в том числе российские. По словам Айтжан Нурмановой, изучение кулпытасов способствует наиболее точной и полной периодизации потому, что на них указываются точные даты жизни и смерти усопшего, которые историческая литература не всегда может привести конкретно, кроме того, есть текст жизнеописания наиболее выдающихся личностей, при каких обстоятельствах и в каком возрасте он скончался.  Как отмечают ученые, наиболее широкое распространение исследование кулпытасов по республике получило с переездом в Казахстан востоковеда Аширбека Муминова.  – Мы, арабисты, занимаемся изучением рукописных памятников – қол жазба и арабской графики на чагатайском языке. С переездом в 2005 году Аширбека Муминова из Ташкента в Казахстан мы начали заниматься исламоведческими исследованиями и исламскими рукописями. Я начинала с агиографических произведений, от которых пришла к кулпытасам. Когда мы расшифровывали надписи на кулпытасах, то обнаружили, что они содержат не только личную информацию о покойном, но и историческую – описывают конкретный период в истории того или иного региона. Первым мы обнаружили кулпытас Уали хана в Кокшетау. Потом к нам в институт люди начали присылать фото кулпытасов из разной местности, чтобы мы расшифровали. Так мы перешли на эпиграфику. Параллельно занимаемся рукописными источниками, только сейчас закончили биобиблиографический труд знаменитого ученого, улама Садуакаса Гылмани. Книга в трех томах готовится в Турции, будет в оригинале – факсимиле с применением наборного арабского текста и переводом на английский язык. Садуакас Гылмани был муфтием Казахстана еще в советское время, по своей инициативе он собрал биографии всех казахских улама, то есть религиозных деятелей, с начала ХХ века, – подчеркнула Айтжан Нурманова. Как было отмечено в ходе встречи, на территории Западо-Казахстанской области встречаются весьма интересные захоронения и некрополи. Уникальными в этом отношении являются некрополи Жангир хана, Жанторе хана и комплекс Маулимберды, который также называют последним пристанищем ученых.  – Некрополь Маулимберды открывает целую плеяду религиозных деятелей области и ярко характеризует историческую уникальность Приуралья. Раньше такие исследования не велись, бытовал стереотип, что у казахов нет религиозных ученых, духовной грамотности, а Маулимберды состоит из кулпытасов полностью на арабском языке, без тюркизмов, все надписи очень грамотные. Это полностью опровергает устоявшийся миф. Эти ученые, помимо родного, владели арабским, персидским языками, после них осталось множество трудов, которые нам еще только предстоит открыть. Я думаю, что работа по такому всестороннему изучению эпиграфических памятников важна в свете поручений, данных в статье Президента «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». Это возврат казахской молодежи к традиционному исламу. Чтобы сохранить нацию, традиции, культуру, нам нужно сохранять историю, казахское самосознание, – подытожила А. Нурманова. ТОО «Жайык Пресс» инициировало изучение кулпытасов по всей области, собрав под свое крыло энтузиастов и людей, искренне болеющих за это дело. На территории ЗКО расположены захоронения таких известных личностей, как хан Младшего жуза Айшуак, Бикей Есенгельдыулы из рода Тана, ставший прототипом главного героя в повести В.И. Даля «Бикей и Мауляна», и др.

– Во время экспедиций мы побывали в Теректинском, Бурлинском, Чингирлауском, Каратобинском, Сырымском районах. Конечно, нельзя еще пока сказать, что весь регион полностью охвачен, но работа была проделана колоссальная и очень кропотливая. Около 3 тысяч кулпытасов нами найдено, из них 1500-1700 переведены и систематизированы. По проекту, над которым мы работаем с алматинскими учеными, описано еще 800 кулпытасов. Из них 500 – это комплекс Жангир хан в Бокейординском районе, в Теректинском районе Хан зират – около 130 кулпытасов, Маулимберды – более 130, – рассказал о проделанной работе генеральный директор ТОО «Жайык Пресс» Жантас Сафуллин. 

от admin