Ср. Ноя 30th, 2022

чт, 24/09/2015 — 20:55

…В наградном арсенале и мирные ордена: «Знак Почета», «Парасат». Рожденный созидать, он пронес скатку войны. Гимнастерка юного добровольца не раз купалась в крови: три метки ранений как штрихи к ордену Красной Звезды, двум орденам Отечественной войны 1 степени. Об отваге,  взятии Кенигсберга,  взятии Германии и еще о многом  говорят медали. Ветеран заговорил, когда возникла необходимость защитить свою Победу: молодой век должен знать правду. И если у правды есть лицо, то это лицо Сафина.

Война отменила детство, 22 июня 1941 года Хамзе Сафину в военкомат было не подойти – нет шестнадцати. Проводили на фронт отца. В тыловой Уральск, как тяжелые птицы, согнанные с родных гнезд, опускались фабрики, заводы. Недостатка рабочей силы здесь не было: чтобы дотянуться до станков,  дети срочно подрастали на высоту ящика, табурета. Хамза трудился на овчинно-шубном заводе, чьи меха утепляли фронт. Взрослое старание  мальца заметило  начальство, произвело в машинисты. Но по закону внутренней свободы  рвался на фронт комсомолец Хамза Сафин, хотя директор завода настоятельно предлагал ему бронь. Ему было полных семнадцать лет, хотел в Сталинград. Как только над ним завис враг, родной город перестал быть тылом: прифронтовой. Внутривенная память ли булгарского воинства колыхнула или любовь к уральским пустырям, уральным плесам? Он и не знает, только готов был защищать родные мазанки как дворцы! Военкомат без увертюры отговора осведомился о воюющей родне. Подписав придвинутый ему листок, Сафин получил статус добровольца. Поезд увез Хамзу в другие, не сталинградские степи. Далее была Башкирия, беглая подготовка кадровых офицеров, позже эшелон с новобранцами отправился пополнять ряды 3-ей гвардейской армии, части которой стояли за Сталинград, но попал под бомбежку. Здесь же под Сталинградом Хамза Сафин был ранен в тяжелом бою, получил медаль «За отвагу». Полк придвинулся к Донецку. Восемнадцатилетие боец Сафин встретил в госпитале города Россошь тяжелораненым. После этого участвовал в боях за Свердловск, освобождал Ригу, близ которой на железнодорожной станции Саласпилс взяли лагерь смерти, форсировали реку Одер. Под Берлином Хамза Сафин снова получил ранение – за одиннадцать дней до Победы. Долгожданное майское событие боец встретил в госпитале.  А через восемь месяцев на родную землю ступил Хамза Сафин – человек Победы. Послевоенная страна стояла перед фактом: засуха, апокалипсис черноземов, угроза тотального голода. В пику очевидного — Сталинский невероятный «План преобразования природы». Цейтнот великих строек вбирал в себя людей ответственных. Сафин из их числа: старший брат в семье; гвардии старший сержант; старший мастер лесозащитной станции, старший инженер-строитель конных заводов. Старшинство определило судьбу: «планов громадье», за каждую их букву  в ответе. Диплом сельхозтехникума, карьера начальника капитального строительства сельхозуправления, управляющего треста «Уральсксельстрой». Управлял по-генеральски: жил в вагончиках-палатках, хлебал щи из бригадных котлов, спал на кошме как Суворов. В распутицу  – лошадь, бортовой ГАЗ-51 нуждались в плечевой тяге. Тянул. Вытягивал, как и пробуксовывающие дела.  Весна. Студенческий лет: преддипломная практика. На носу защита. В обкоме дела поважнее: стройка века. «План преобразования природы». Запевка – с лесозащитных станций: пока что они –  четыре чертежно-бумажных объекта края. В Уральске – глава и чисто поле. На должность прораба подходил Сафин: коммунист. Без трех минут специалисту – практика и диплом!  Строители обосновались в палатках: не по дням, по часам вырастала Уральская ЛЭС. Стройоборудование, новейшая техника шла. Реммастерские, гаражи, жилье вот-вот. Компактная усадьба – уже центр, уже производство. «Через четыре года здесь будет город-сад!». Кто сомневается? Никто! Лесные полосы  несут себя через Подстепное, Барбастау, Дарьинск, Бурлин и еще, еще… Студенты, школьники, работяги несут в дар своему краю единственный выходной. «Станционные строители» боятся просмотреть что из оргмоментов: саженцы, гумус, инвентарь, пирожки с чаем. Транспорта у города нет. Есть энтузиазм! Отмахать 5-10 километров, чтобы где-то за Подстепным высадить тощие саженцы – надежды на вырост… С заданной скоростью вращения земли Сафин ничего не мог поделать: по его расчету в сутках должно быть двадцать семь часов: три на досып. Недосыпал… Член комиссии по размещению, размещал прибывших на целину. Кроме земли не было ничего. Палатки, обогрев…   Трудовой фронт Приуралья  командующему верил, тот – со всеми вровень и на полшага впереди. Не по словам, по делам. След целинной эпопеи – след поколения, его след: зеленые дороги жизни, пруды-водоемы, поселки, мосты. Сафину  махнуть рукавом – полигон железобетонных изделий; другим шевельнуть – столярные цеха, кирпичные заводы. Дороги – в одночасье. Но это, если максимально уплотнить время. А в середине пятидесятых страна поднесла к губам каравай казахстанского хлеба. Да что там, наелась, наконец, досыта! На хлебную область выпал наградной дождь. Победу одержала уральская земля: область удостоилась ордена Ленина. А Хамза Сафин – серебряной медали ВДНХ. Лет на десять целина стала экономическим центром державы. Строек не убавилось, Сафину хватило на полсотни лет – в селе и в городе. Мазанки-бараки исчезали, возводилось  новое жилье, застраивались пустыри.  Заслуженный строитель Казахстана Х. Сафин ушел с высокой должности не потому, что в девяностые его профессия «упала с лесов» – падало сердце. Человек Победы одержал, в который раз, победу над прорывавшейся к нему войной… В немилосердные годы развалов-становлений  Сафину выпала стезя защищать беззащитных, он возглавил областное общество инвалидов. Полк и две дивизии с ограниченной возможностью: сила, если задействовать. Сафинская команда  расчищала преграды к ремеслам, азам предпринимательства, паралимпийскому спорту. Это отдельная глава о мужестве, милосердии и победе. В сорок четвертом, имея в кармане направление на тыловые работы, гвардии старший сержант с «ограниченными возможностями» оказался на фронте. Физический сбой возместила другая сила: «Построй самого себя». Подопечные вооружались девизом шефа и побеждали. В  трудовой книжке Хамзы Абдрахмановича Сафина 66 лет стажа. Имя — в областной энциклопедии, биография – в хронографе Победы. В домашнем архиве грамоты, удостоверения к множеству наград. К одной – нет. Такая награда, что на лацкан не повесишь, сама ходит-летает, слышна на весь город – «человек хороший»!

Может, главная награда – она и есть?

от admin