Пн. Дек 5th, 2022

пт, 05/05/2017 — 21:51

Детская память переносит меня в далекий 1941 год. Солнечное утро 22 июня не предвещало никакой беды. Мы жили тогда в совхозе №500 Каменского, ныне Таскалинского района. 

Как всегда, женщины, подоив коров и выгнав их на выпаса за околицу, с разговорами возвращались домой. Житейская тема сводилась к богатому урожаю зерновых, к сочным кормам-травостою, доходящие до пояса косарей. Первые огородные овощи и плоды уже лежали на столе сельчан. Год выдался неплохим, людей это радовало.  Хотя был воскресный день, навстречу женщинам попадались мужчины и дети, которые шли спозаранку на работу. В селах летом выходных дней не бывает, «день год кормит» сказывают старики. И все же, какая-то напряженная душевная тоска сегодня не давала покоя всем. Что это? Может потому, что уже была война с финнами? А фашистская Германия сумела беспрепятственно оккупировать Польшу, Францию и другие государства Европы? Немецкие самолеты уже бомбили столицу Англии Лондон.  «Силища-то какая!» – поговаривали сельчане. И все же верили – товарищ Сталин не допустит войну, не зря же был подписан Пакт о ненападении между СССР и Германией. А народ привык верить вождю. И все же сегодня что-то должно было случиться непредвиденное. Люди шли и поглядывали на висевшие на столбе радиорепродуктор. Но он почему-то молчал. А то свое вещание он начинал каждый день с 6 часов с гимна Советского Союза, и всем знакомой песенке.  Радист, молодой парень пытался поймать хоть какую-то волну, но тщетно. Только шипение и легкий треск в радиорепродукторе. Он недоумевал – что случилось? Время подходило к обеду. И, наконец, радио заговорило. Диктор из Москвы с подавленным голосом сообщил о каком-то важном правительственном сообщении и замолчал. Кто находился здесь, встали в недоумении. Через минуту услышали голос Молотова, министра иностранных дел СССР. Народ подтягивался к конторе, ближе к начальству. Но и они сами уже стояли на улице в недоумении глядя на собирающуюся толпу. Где взрослые, там и шныряют дети. Среди них в этот день был и я, автор этой публикации. И, наконец, страшная весть вырвалась из радиорепродуктора… «Граждане и гражданки! Сегодня в 4 часа утра Германия вероломно, без объявления войны напала на Советский Союз. Немецкие самолеты бомбят наши города: Минск, Каунас, Киев…». И дальше шло перечисление населенных пунктов. В толпе заголосили. Это же война! Хотя ждали ее, но все же, она оказалась неожиданной. Это сообщение, как гром среди ясного неба, обрушилось на людей. Ласково-прохладное утро и полуденная жара 22 июня 1941 года перешли в смертельно-растерянный день. На улице и возле конторы какая-то неразбериха: подъезжали на лошадях,  шли старухи и старики, рядом с ними сладко жмурясь от солнечных лучей в глубоком молчании стояли и дети. Предвкушение отдалось эхом в детских сердцах. Все молчаливо расходились по домам, а в каждом доме – слезы. Мирная жизнь неожиданно прервалась. Что нас ждет впереди? А впереди будет холод и голод, безвозвратные потери мужей, отцов и братьев, бессонные ночи и общее горе.  Я хоть был и ребенком, но помню, как мы всем селом провожали на фронт уже в сентябре-октябре за околицу несколько тракторов «Нати», две автомашины полуторки и одну легковую «Эмку». Их забрали вместе с трактористами и шоферами. Мы бежали за ними и плакали. Нам было так жалко этой техники, это все, что было в селе. Без привычного шума моторов село потускнело. За ними начали забирать на фронт наших отцов. Помню, при проводах в домах все провожающие плакали. Знали куда уходят они. Умом понимали, что не все вернутся, но сердцем надеялись, что именно их отец или муж уцелеет и вернется. И все же нашей семье повезло. Мой отец уцелел на войне, но вернулся на двух бамбуковых костылях с ранением в обе ноги. И даже такие фронтовые калеки, вернувшись в совхоз, сразу впрягались в работу. Мужчин-то почти никого не осталось, а сельской работы невпроворот. Не хватало механизаторов, чабанов, скотников. Пахали, сеяли, косили сено старики, женщины и дети. Вот так прокатился первый день и первый год войны по детским сердцам в нашем совхозе №500.

Теперь совхозный центр именуется Атамекен. На 40-летие Победы в центре села недалеко от двухэтажной конторы поставили памятник погибшим воинам, ушедшим на фронт из совхоза. Да такой, что даже в области такое сооружение встретишь нечасто. Так увековечили память тех, кто не вернулся с поля брани. О каждом из них можно писать очерк, об их трудовых достижениях до начало войны и героических подвигах во время войны. Мы преклоняемся перед ними. Знаем и помним – они нам дали сегодняшнюю жизнь.

Галим ХИСАМЕТДИНОВ,  труженик тыла,  

от admin