Пт. Авг 19th, 2022

Член Союза журналистов Казахстана Федор Федорович Попов в журналистике с 1976 года. Несмотря на то, что последние 12 лет он работал в городской газете «Пульс города», «Приуралье» вспоминает с теплотой, ведь работе в редакции он посвятил более 20 лет своей жизни. 

Взять интервью у него непросто, он не любит, что называется, высовываться, хотя ему есть что рассказать…  Родился Федор Попов в Уральске. Детство и юность прошли в поселках Антоново и Каленый Тайпакского и Чапаевского районов. Окончил Лбищенскую среднюю школу. До призыва в Советскую Армию работал трактористом, шофером в совхозе им. Батурина. После армии – завгаром, учился заочно в техникуме. Однажды написал юмореску «Трудный ребенок», которую опубликовала местная газета. Вдохновился, написал еще…  – Как-то ко мне приехал старший брат Анатолий, это было в далеком 1976 году, – рассказывает Федор Федорович. – Он тогда работал собственным корреспондентом газеты «Казахстанская правда» в Петропавловске. Ему-то я и похвалился, что «балуюсь» пером. Он прочитал все мои «произведения», одни похвалил, другие раскритиковал. И вдруг спросил: «Хочешь работать в газете?». «Кто же меня туда возьмет, да еще с незаконченным сельскохозяйственным образованием?!», – удивился я. «Возьмут, – уверенно заявил он, – через неделю тебе придет вызов. Только учти, работа в газете гораздо серьезнее, чем писать юморески». Через неделю редактор Бишкульской районной газеты «Маяк» Северо-Казахстанской области И.Е. Река действительно прислал телеграмму: «Предлагаю должность корреспондента, телеграфируйте согласие». Еще через неделю вышел на работу, мне вручили удостоверение и послали в совхоз им. Куйбышева, написать о том, как его фермы подготовились к зимовке скота. Я взял, что называется, быка за рога. И пошло-поехало. Конечно же, постигать неведомую мне профессию было непросто. Надо было проявлять характер. Главный университет журналиста – повседневная работа. Нужно было постоянно расти, быть неравнодушным к окружающему, взыскательным к себе. Так первым моим учителем стал мой брат Анатолий, который дал мне основу. В районной газете я проработал полтора года. В ноябре 1977 года брат собрался ехать в Алма-Ату, а мне сказал, чтобы я ехал домой. И дал мне установку на единственную местную областную газету «Приуралье».  Написав письмо главному редактору Якову Ивановичу Велижанскому о возможности трудоустроиться в газету, Федор Федорович не ожидал быстрого ответа. Тем не менее получил его через неделю. Его пригласили на должность литсотрудника. 26 ноября с семьей он приехал в Уральск, а 1 декабря вышел на работу. Здесь Федор Попов прошел большую школу Велижанского и его команды. «Приуралье» выходило пять раз в неделю, штат редакции составлял 50 человек, 25 из них были только творческие люди. М.Я. Грудкин, А.Н. Попов, С.Ф. Варфоломеев, Н.Г. Чесноков, Б.Ф. Кузнецов,  А.И. Горбунов, Е.С. Калиев, А.А. Дош – у каждого из них чему-то учился. Атмосфера в редакции максимально располагала к творчеству, способствовала профессиональному росту, была самой, что ни на есть демократичной.  – Яков Иванович для меня Личность. Он повлиял на мою судьбу, – продолжает журналист. – Я у него очень много перенял в общении с людьми, подчиненными, коллегами. Мне очень хотелось писать о сельском хозяйстве, но меня назначили в отдел информации физкультуры и спорта. Я сразу для всех стал Федей. В Уральске в то время как раз проходил чемпионат по хоккею с мячом, а наша команда участвовала в Первенстве России, и была на самом высоком уровне.  Только через полтора года мне представилась возможность работать в сельхозотделе. Его заведующим был Борис Филимонович Кузнецов, корреспондентами Сергей Кульпин и Кумер Хуснутдинов, который писал фельетоны, критику, его в районах даже побаивались. Журналисты всегда на высоком счету у власти, особенно опытные и острые на перо. Так вот его на работу в качестве советника пригласил первый секретарь обкома партии М.Б. Иксанов.  Я пришел в свою «кухню», тут у меня начались сельхоздела, командировки, в которые обычно никто не любил ездить из других отделов. А я очень любил, особенно в южные районы. Садился на «кукурузник» и летел за информацией. Поездка длилась пять дней, в северные – три дня. Бывало и так, что первый секретарь обкома партии выезжал в район, а журналистам сообщали поздно. Приходилось напрямую обращаться к начальнику агентства аэрофлота Георгию Гавриловичу Перепелкину, буквально за полчаса до вылета. Ведь если корреспондента газеты «Приуралье» на месте не будет, всем мало не покажется.  Перед выездом звонишь в райком партии. В районе встречают, прямо к трапу самолета подгоняют машину первого руководителя. Пассажиры самолета с интересом смотрят, кого так встречают. А тут какой-то пацан садится в «Волгу». На месте мне несут все сводки, выезжаем по точкам. Я молодой был, ответственный, горячий и активный, все собирал. Потом на целый месяц хватало материалов. Со временем освоил телефон, ведь информацию нужно было и оперативно собирать.  После Я.И. Велижанского редактором «Приуралья» был назначен В. И. Филатов, потом редакторствовал В. А. Чибисов.  Потом газету возглавлял Сергей Павлович Кульпин. Хочется сказать, что в редакционных коллективах не приемлемо администрирование. Редактор к журналистам должен относиться на равных, как коллега к коллеге. Он всегда их защищает перед руководством. Ведь мы все единомышленники.  Тиражи печатного издания доходили до 90 тысяч. Много материалов шло в номер. Вплоть до того, что если мероприятие заканчивалось вечером, информацию можно было сдать и в 23.00. Типография работала всю ночь. В шесть утра почтовая машина уже развозила свежую газету по почтовым отделениям и подписчикам. Система была отлажена. И при том, что у журналистов кроме блокнотов и ручек ничего не было. Наш завхоз закупал блокноты небольшого размера, чтобы удобно было носить в карманах. У каждого журналиста он был как компьютер, в нем была вся информация. У меня был целый стол таких блокнотов. Причем, когда я беседую, за ручкой не слежу. Смотрю на собеседника и не вижу, что пишу. Потом эти записи расшифровываю. Конечно, посторонний человек в них ничего не поймет. Бывало, потеря блокнота некоторыми воспринималась как катастрофа. Несмотря на это, оперативность по сдаче материалов была очень высокой. Если выезжали в командировку, то ждали, пока корреспондент приедет, отпишется и сдаст материал. Это была высокая ответственность.  Все приходит с опытом. Я, когда задание давали, уже в пути прорабатывал в уме статью. Потом приезжал, садился и писал, иногда заглядывая в блокнот. Затем готовый материал набирали машинистки. На моем веку я знал одного человека, который доставал свой блокнот с черновыми записями и диктовал сразу машинисткам текст. Они набирали, он вычитывал и отдавал в номер. Это был Ерик Сейсенович Калиев. Вот это высший пилотаж журналистского мастерства. Когда компьютеры появились, я долго еще писал от руки. У меня был страх потерять мысль. Ручка всегда поспевает за головой…  Я всегда любил своих героев, простых сельских тружеников Приуралья, восторгался их трудом. После наших статей человека могли и уволить, и наградить. Многих заслуженных героев, которых наградили медалями и орденами, работники обкома искали по нашим публикациям. Действенность советской журналистики определялась существованием постоянной связи с читателями. «Приуралье» в год получало свыше пяти-восьми тысяч писем от своих подписчиков. И ни одно из них не оставалось без внимания. Какие-то письма публиковались, какие-то отправлялись на расследование. Более того, дважды в год заведующий отделом писем отчитывался в обкоме партии о работе с читателями. И очень неуютно было тем руководителям, которые игнорировали запросы редакции.  После перестройки все изменилось. Сельское хозяйство потеряло ту ценность, началось повальное его разрушение, самолеты летать перестали, информацию мы чаще добывали по телефону. Прекратились командировки в районы. Колхозы стали растаскивать. А ведь я этим жил много лет. У меня пропал запал. И я решил сменить обстановку. Мне давалось это очень нелегко. И в 1998 году у меня появилось второе дыхание, когда я начал работать в городской газете «Пульс города», сменив сельскую тематику на городскую. Я всегда придерживался своей гражданской, человеческой, партийной позиции – всегда поддерживал идеи государства.  Лучшие годы мои прошли в «Приуралье». Я туда пришел в 24 года, проработал до 45 лет. И всегда с любовью и нежностью вспоминаю это время. Записала 

Оксана КАТКОВА 

от admin