Вс. Ноя 27th, 2022

вт, 28/02/2017 — 20:32

В редакции газеты «Приуралье» прошла «Прямая линия» с участием руководства и представителей отделов областного департамента и городского управления по защите прав потребителей. Впрочем, с этого года, согласно постановлению Правительства, данное ведомство переименовано в департамент по защите общественного здравоохранения.
 

Как отметил заместитель руководителя департамента Сергей Щербина, Положение о комитете общественного здравоохранения пока еще находится в разработке, но уже известно, что практически все прежние функции за департаментом останутся неизменными, кроме тех, которые возложены на отдел по защите прав потребителей. Данный отдел с 1 марта текущего года переводится в структуру антимонопольного комитета.  За 2 часа диалога с населением представители государственного ведомства подробно ответили более чем на 15 вопросов, касающихся нелегальной торговли частников, качества оказания бытовых услуг, а также обсудили нашумевшее дело с отравлением детей в «Бургер-стрит+» и выслушали жалобы горожан на плохое качество продукции АО «Береке», где в прошлом году по результатам проверки, проведенной сотрудниками департамента, были выявлены многочисленные нарушения в производстве. 

Первые вопросы от потребителей пришли в письменном виде на редакционный номер в WhatsApp.  

– На что, обращаясь в департамент по защите прав потребителей, люди жалуются чаще всего? Руководитель отдела  по защите прав потребителей Эльмира Киматова:

– За прошлый год департаментом было принято более 150 письменных обращений и 440 устных, по телефону «горячей линии» и на сайт департамента. Больше всего было обращений по вопросам нарушения потребительских прав в сфере розничной торговли пищевой и непищевой продукции. В основном, конечно, потребители жалуются на несоответствующее качество пищевой продукции, на втором месте – обращения по нарушению прав потребителей в сфере общественного питания и на третьем месте обращения по поводу предоставления услуг в сфере ЖКХ,  образования, финансов, перевозок и т.д. Зафиксированы такие жалобы, о том, что тот или иной объект общепита не соответствует санитарным нормам, указывали на грубость продавцов, на факты непредставления чеков по результатам покупки или получения услуги. В этой сфере мы взаимодействуем со многими госорганами. Есть, к примеру, такие жалобы, когда цена, заявленная в чеке, не соответствует цене на товар. Такие жалобы мы перенаправляем в департамент по регулированию естественных монополий и защите конкуренции. Если жалоба на отказ в предоставлении  товарного чека, она отправляется в департамент госдоходов и так далее. 

–  За последние пару лет мы стали чаще слышать о том, что где-то в школьной столовой или в кафе отравились дети. Получается, контроля, как такового нет за объектами общепита, если дети попадают в больницу? Заместитель руководителя областного департамента по защите общественного здравоохранения  Сергей Щербина:

–  Да, эпидосложнения в школах Уральска и Аксая, о которых Вы вспомнили, имеют место, но надо отметить, что все эти случаи объединяет одно – человеческий фактор. Имеется в виду то, что когда начинаем разбираться, выявляется что персонал нарушал простейшие гигиенические и санитарные нормы работников общепита, или с продуктами работал больной человек. Хотя в правилах написано, если болеешь, обратись к врачу, который точно скажет, можно ли тебе приступать к работе с пищей. Все понятно, ни один человек не хочет потерять работу, уйти на больничный, чтобы не потерять в заработке. Но, тем не менее, есть ответственность за это. И если дети в столовой отравились, а расследование приведет к больному сотруднику, он потеряет намного больше, чем просто работу, они должны об этом знать и помнить! Следует отметить, что все столовые в организациях образования относятся к объектам повышенного риска, где плановая проверка проводится 2 раза в год. Но никто не застрахован от инфекций, между этими проверками персонал может заболеть и не обратиться к врачу, а последствиями этой халатности станет пищевое отравление детей.  

– Нашумевшее дело по отравлению людей в «Бургер Стрит +» как можете прокомментировать?  Сергей Щербина: – Это вообще классический пример, как нельзя работать. Во-первых, персонал не соблюдал никаких правил. Во-вторых, продукты хранились, где попало, как попало. В помещении не было предусмотрено даже санузла для персонала и отдельной раковины для мытья рук. Таким образом, что неудивительно, один из работников данного объекта заболел сальмонеллезом, затем заразил весь остальной персонал, палочка попала и на продукты  питания, в конечном счете, люди заболели. А этого могло и не произойти, если бы изначально соблюдались  гигиенические и санитарные нормы. Что касается нашего контроля за данным объектом. Если раньше все подконтрольные объекты подлежали проверке 2 раза в год, а часть объектов ежеквартально, на сегодняшний день все объекты, подлежащие госсанконтролю, делятся на две группы. Объекты высокой эпидзначимости и объекты незначительной эпидзначимости. То есть в зависимости от эпидзначимости определяется кратность проведения проверок. Объекты с высокой степенью риска проверяются 2 раза в год, к ним относятся все объекты образования, особенно столовые в них, объекты  производства кремовых изделий и детская молочная кухня. Объекты средней степени риска – это объекты общепита площадью более 50 посадочных мест, а также объекты торговли площадью более 50 квадратных метров, сюда же относятся все объекты пищепрома, и оптового хранения пищевых продуктов, они проверяются один раз в год. При этом такие объекты обязаны функционировать при  наличии санэпидзаключений.  Объекты незначительной эпидзначимости не проверяются, но они должны уведомлять нас о начале или прекращении своей деятельности. Также они могут работать без заключения санэпиднадзора, и проверяются только в неплановом порядке, то есть по эпидпоказаниям, представлению прокуратуры, или по заявлению потребителя, имеющему доказательства и факты, подтверждающие наличие угрозы для здоровья и жизни. Так вот «Бургер стрит+» как раз из категории объектов невысокой эпидзначимости, так как площадь объекта меньше 50 квадратов. Во-первых, когда открылось данное заведение, нас не уведомили, работал объект общепита в полных антисанитарных условиях, пока люди не отравились. Руководитель отдела санитарно-гигиенического надзора за детскими образовательными и пищевыми объектами Курманай Джумагалиева: – В «Плане нации 100 шагов» в частности, в 54 шаге говорится о защите прав предпринимателей. А в очередном Послании Президента также сказано о необходимости укрепления бизнеса и снижения административных барьеров. В этой связи в нашей структуре произошли изменения. То есть, если раньше мы контролировали всех подряд, были внезапные проверки, когда мы в любое время могли зайти и посмотреть объект, сейчас это отменили, чтобы создать благоприятную среду для бизнеса. Но также оговаривается и ответственность предпринимателей. Вот мы и хотим достучаться до предпринимателей, которые открывают новые объекты, чтобы они уведомляли нас об этом, и работали с нами. Не боялись этого. Ведь наша основная цель – защитить потребителя, при этом не мешать развиваться бизнесу. Но чтобы эта схема работала, мы должны быть в тесном взаимодействии с предпринимателями, которые до сих пор боятся санэпидемстанцию как огня и предпочитают, чтобы мы не знали об их существовании. В марте мы хотим собрать всех предпринимателей, чтобы объяснить им, что не надо бояться давать нам уведомления, что мы хотим не контролировать их, а сотрудничать с ними. Подсказать им что-то, проконсультировать, чтобы они знали о нормах и доводили свои объекты до нужных требований. Чтобы не было таких диких ситуаций как с «Бургер-стрит». Ведь если государство дает дорогу бизнесу, убирает какие-то препоны для их развития, должна быть ответственность бизнеса, особенно в таких вещах, где они представляют угрозу здоровью людей и так далее.  – Раньше на промышленных предприятиях и в целом предприятиях с вредными условиями труда работали медицинские пункты, в которых, в том числе, осуществлялся контроль за нераспространением профессиональных заболеваний. Как сейчас организована эта работа? Проверяются ли санитарно-гигиенические условия труда? (Валентина Бондаренко, пенсионерка из  г. Уральска) Руководитель отдела санитарно-гигиенического надзора за промышленными и коммунальными объектами Гулсара Санкаева: – Если вы проработали на предприятии несколько лет, то есть результаты периодической медицинской комиссии, которую вы должны проходить ежегодно, а предприятие фиксировать эти данные. С нашей стороны, если ваше предприятие относится к высокой степени риска, проверяется, контролируется. Если у работника выявлено какое-либо заболевание, наши сотрудники отмечают, есть ли он в списках лиц, задействованных во вредных условиях труда, и если больной человек есть в этом списке, то проверяется, с какого времени этот человек начал работу и когда заболел. Если работник заболел на работе, а в амбулаторной карте все данные фиксировались, то лечебно-профилактическое учреждение, в которое обратился больной по месту работы, направляет в департамент санитарно-гигиеническую характеристику больного.  На основании этого заявления представители департамента выходят на проверку предприятия, на предмет вредных условий труда. Проводятся лабораторно-инструментальные исследования, затем результаты передаются в лечебно-профилактическое учреждение. Если заболевание относится к вредным условиям труда, больной направляется в институт профпатологии для подтверждения диагноза. Если оттуда приходит подтверждение, тогда это считается профессиональным заболеванием. Это все проводится только по заявлению заболевшего работника. Просто так мы проверку провести не можем.  – Имеют ли право сотрудники департамента проверять уровень освещения в школьных классах, и соответствие помещений, расположение ученических парт, ведь в сельской местности парты зачастую нетиповые. Другой вопрос, имеет ли право школьная медсестра делать прививки детям в школах? (Елена Тагаева, Теректинский район) Курманай Джумагалиева: –  Объекты образования относятся к высокой степени риска, то есть они проверяются два раза в год, в независимости от того, в селе или в городе находятся, государственные или частные эти учреждения. В ходе проверок полностью осуществляется и полный объем лабораторно-инструментальных замеров освещенности, микроклимата, электромагнитных полей в компьютерных классах на соответствие санитарным правилам. А что касается школьной медсестры, то в ее функциональные обязанности входит проведение профилактических прививок школьникам, но только при условии, что имеется специальное помещение. Если медкабинет в школе отсутствует, чаще всего это бывает в сельских школах, тогда прививки проводятся в сельских амбулаториях. Медсестра школы проходит обследование как работник здравоохранения  один раз в год, полностью. Но у нас произошли изменения нормативно-правовых актов, в том числе и касающиеся периодического и профилактического медосмотра. То есть раньше, если работники образования полностью проходили медосмотр терапевта, гинеколога и венеролога, то сегодня педагоги школ проходят только флюорографию и осмотр терапевта.  – Прямо на улице продают молоко, рыбу и мясо, как в этом случае защищены наши потребительские права? Почему разрешена такая продажа? (Дина Мамбеталиева, с. Переметное, Зеленовский район) Сергей Щербина: – При продаже скоропортящейся продукции должны быть определенные условия. Такие продукты продаются или в специализированных магазинах, или на рынках на специализированных местах. То о чем Вы говорите, это торговля в неустановленных местах или стихийная торговля, она запрещена. С ней ведется борьба в ходе рейдов и так далее. Но здесь многое зависит от наших потребителей, от их позиции. Уважающий себя человек, покупать продукцию с пола, с земли никогда не будет. В местах стихийной торговли люди покупают, может, потому, что там дешевле, но никто не интересуется, что документов на право продажи и продукцию нет, но пока, к сожалению, есть спрос, будет и предложение. Это выбор лично каждого потребителя. Покупать или не покупать. Кроме административного регулирования в этом вопросе должно быть регулирование гражданское, то есть нетерпимость к данному виду торговли в условиях полной антисанитарии.  – Мой ребенок ходит в частный детсад. Там очень крутая лестница, а ребенок не достает до поручней. Должны ли они быть предусмотрены? И каждый ли частный детсад должен иметь лицензию на свою деятельность? (Айжан Куангалиева, г. Уральск)  Руководитель отдела санитарно-гигиенического надзора Гаухар Дуйсегалиева: – У нас частные детсады получают санэпидемиологическое заключение о соответствии необходимым нормам. Перед выдачей такого заключения мы проверяем, чтобы в здании были соблюдены все санитарные правила и нормы, территория, благоустроена была то есть озеленение, наличие игровых площадок, теневых навесов. Лестничные площадки должны быть оборудованы соответствующим поручнем. Когда есть эти несоответствия, мы не выдаем заключения. Но, бывают такие моменты, когда предприниматели работают без соответствующего заключения. Это те частные дошкольные организации, которые не получают дотации от государства, и поэтому могут работать без лицензии. Здесь тоже все зависит от родителей, который выбирает, в какой детсад водить ребенка, в тот который работает по госзаказу или нет.   –  Я купила туфли, качество хорошее, претензий нет, но мне не подошел размер, через сколько дней после покупки я могу поменять товар и могу ли я это сделать вообще? (Айнагуль Каримова, г. Уральск) Руководитель отдела защиты прав потребителей  Эльмира Киматова: – Согласно Закону «О защите прав потребителей», если Вы купили товар соответствующего качества, но он просто не подошел вам по каким-то параметрам, Вы имеете право в течение 14 дней подойти к продавцу и попросить поменять Вам товар. Но, если у продавца не будет аналогичного товара для замены, то только в том случае потребитель имеет право попросить возврата денег. Речь еще может идти о товаре несоответствующего качества и здесь шире возможности потребителя. Например, новые туфли через неделю потрескались, лопнула подошва. На обувную продукцию предусмотрен гарантийный срок от 1 до 2 месяцев. В этом случае идет речь о несоответствующем качестве товара, тогда до исхода гарантийного срока, согласно законодательству, Вы можете подойти и потребовать обмена товара, возврата денег, проведения ремонта за счет продавца. И обязательно при покупке берите чек и гарантийный талон, благодаря которым Вы сможете добиться защиты своих прав.  – Почему водители машины, развозящие хлеб, разносят его в грязной одежде, почему хлеб не обернут хотя бы в рублевые пакеты? Продавец, принимающий товар тоже раскладывает хлеб без перчаток? (Надя, жительница  Теректинского района) Гаухар Дуйсегалиева: – Это безответственность продавца, который, видимо, не обладает соответствующей квалификацией и просто не знает элементарных правил, которые должен соблюдать на своем рабочем месте. И опять же, уважающий себя потребитель вправе указать на это нарушение продавцу и водителю хлебовоза.  Девушка из Уральска, не представившись, спросила, почему в поликлиниках в одной и той же очереди сидят больные взрослые и дети, которые просто пришли получить какую-либо справку или на прием к окулисту? А рядом с ним чихает или кашляет больной взрослый? Руководитель отдела эпиднадзора за инфекционными и паразитарными заболеваниями Валентина Кенжегалиева: – Для этого во всех поликлиниках есть так называемый фильтр или кабинет инфекционных заболеваний. Это кабинет доврачебного осмотра, через который должны пройти все люди с температурой или кашлем и так далее. Такие люди при подозрении на серьезную инфекцию не допускаются в общую очередь.   – Я услышала от знакомой информацию, что в городе узбекский цех производит нелегальную кондитерскую продукцию в антисанитарных условиях. Зачастую такую продукцию продают с машин. Хотела спросить, а куда смотрит санэпидемстанция? Во-вторых, куда исчезло качество продукции АО «Береке», которую раньше я очень любила, а теперь смотреть не могу на нее. Молоко быстро прокисает, кефир больше похож на прокисшее молоко. Думаю, надо такие предприятия чаще проверять. И третий вопрос: недавно ездила по 20 маршруту на рынок, мало того, что на остановке замерзла, так в автобусе еще оказалось холодно и грязно. Как на них влиять? Что делать нам, потребителям в таких ситуациях? (Зауре Ахметова, г. Уральск) Сергей Щербина: – По продукции АО «Береке» очень много жалоб было и в прошлом году. Тут мы ограничены на проверки в плановом порядке. Но у нас есть другой инструмент, который мы часто используем. Это мониторинг пищевой продукции. То есть, государство нам выделяет средства, на которые мы закупаем продукцию производителей, делаем анализ, проводим экспертизу и так далее. Надо отметить, что к АО «Береке» у нас были претензии. Если говорить о вкусовых свойствах продукции, то раньше предприятия работали по ГОСТУ, сейчас они работают по собственным техническим условиям, поэтому если они не нарушили их, то нам и предъявлять нечего. С другой стороны, что касается срока годности, да, были зарегистрированы и такие случаи. И не только по АО «Береке». В 2016 году контрольный закуп мы провели более 1000 раз, в 50% случаев мы нашли нарушения, не только по просрочке, а даже по несоответствию нормам, по химическим,  физическим, а в ряде случаев и по бактериологическим показателям. Тогда мы вправе сразу запретить реализацию данной продукции, что мы и делаем, а также выдаем предписание и возбуждаем административные дела. За эти нарушения предусмотрены существенные штрафы.  По поводу нелегальной торговли – это бич для нашего города. В первой декаде марта мы собираем всех предпринимателей и заинтересованные ведомства, чтобы прийти к соглашению, создать банк данных предприятий, которые у нас работают. Да эта проблема, к сожалению есть, поэтому мы и встречаемся с предпринимателями призываем их уходить от нелегальности, которая может привести к каким-то эпидосложнениям, как в случае с «Бургер-стрит +».  Эльмира Киматова: – Объекты общественного транспорта в соответствии с нашими нормативными документами, не состоят в перечне объектов, которые подлежат контролю наших органов. Но для них существуют такие же нормы: чистота, порядок в салонах общественного транспорта, вежливость кондуктора и водителя по отношению к пассажирам. Если есть нарушения, в таких случаях необходимо обращаться в отдел ЖКХ и АТ города, и непосредственно к самому перевозчику. Необходимо выяснить к какому перевозчику относится предприятие и смело писать жалобу на имя руководителя объекта.  Он должен с такими фактами бороться и предупреждать их. – Я на рынке «Караван» покупаю пакеты для мусора хотя на пачке написано, что должно быть 20 штук, но оказывается всего 10 пакетов. Что с этим делать? (Надежда Рыбальченко, г. Уральск) Эльмира Киматова: – Здесь налицо факт обмана потребителя. Информация, которая расположена на пачке товара, должна соответствовать всем параметрам и характеристикам самого товара. Административным законодательством кодексом РК об административных правонарушениях ст.190 предусмотрена ответственность за такого рода правонарушения – обман потребителей. Если Вы столкнулись с таким фактом, Вы можете смело написать заявление в органы внутренних дел, где обязаны рассмотреть Ваше заявление. Это в компетенции органов внутренних дел.  Последний вопрос «Прямой линии» поступил на электронную почту редакции от девушки, пострадавшей в салоне красоты.  – Как контролируются парикмахерские и салоны красоты? Недавно сделала маникюр, мне поранили кожу пальца. Правда, не взяли денег за услугу.  Сергей Щербина:

– Каждый такой объект должен иметь санитарно-эпидемиологическое заключение. Если он есть, значит, объект работает по нормам. Как обычному потребителю можно понять, все ли в порядке в парикмахерской? Во-первых, обращайте внимание на выбор помещений, в салоне обязательно должна быть бытовая комната для персонала, санузел, отдельный зал для маникюра, и стрижки. К сожалению, сейчас в наши санитарные правила только вносятся изменения, а вообще маникюр и педикюр, в том числе татуаж или его удаление, относятся к косметическим, а не косметологическим процедурам. Разница в том, что косметологические процедуры должны выполняться специалистами с медицинским образованием. Мы направили предложение о включении данных процедур в разряд косметологических в министерство, и нам ответили, что изменения по этому поводу планируются. Потому что очень много непонятного пока, и существует тонкая грань между косметическими и косметологическими процедурами. Сколько жалоб было на аллергические реакции после окраски волос, а при удалении татуажа с бровей девушка получила ожог. То есть, при проведении таких процедур должны быть определенные требования, соответствующее оборудование и квалификация специалистов.  В том случае, если был нанесен доказательный вред здоровью, мы можем проверять и принимать меры к таким объектам. 

от admin