Сб. Авг 13th, 2022

чт, 28/05/2015 — 21:41

Среди множества бед, лишений и страданий народов бывшего Советского Союза своей жестокостью и иррациональностью, длительностью и массовостью выделяются политические репрессии 20-х – начала 50-х годов, которые практически коснулись каждой семьи. Двадцатое столетие – одно из самых жестоких и парадоксальных периодов в тысячелетней истории человечества. Весь ХХ век был столетием величайшего продвижения человечества во всех сферах – в экономике и социальной области, науке и технике, искусстве и культуре, но за прогрессом в этих областях отставало в развитии как массовое сознание и психология, так и приоритеты национальных элит. Достижения человечества использовались для создания оружий и технологий массового уничтожения: от пулемета «Максим» и отравляющих веществ в начале века до атомных и ядерных бомб в середине столетия, от концентрационных лагерей, созданных англичанами в ходе англо-бурской войны, голодомора на территории СССР в 30-е годы и холокоста в фашистской Германии до геноцида полпотовцев в Кампучии и резни тутси в Руанде в конце века. Среди множества бед, лишений и страданий народов бывшего Советского Союза своей жестокостью и иррациональностью, длительности и массовости выделяются политические репрессии 20-х – начала 50-х годов, которые практически коснулись каждой семьи. Несмотря на то, что пик исследований политических репрессий в СССР и внимания общества пришелся на конец 80-х – середину 90-х годов, данная проблема не потеряла как научную актуальность, так и значение для развития постсоветского социума. Новейшая история новых независимых государств свидетельствует, что как массы, так и элита часто стремятся забыть уроки политических репрессий. Данное исследование посвящено изучению женщин – жертв террора 20-х – начала 50-х годов в Западно-Казахстанской области, приговоренных к высшей мере – расстрелу. В Западно-Казахстанской области за годы политических репрессии было расстреляно 1330 человек, в т.ч. 22 женщины. Для исследований была произведена выборка из Книги памяти жертв политических репрессий в Западно-Казахстанской области – «Азалы кітап – Книга скорби» (Уральск, 2001). Для анализа вынесенных приговоров использовался Уголовный кодекс РСФСР 1926 года. Период политических репрессий нами был разделен согласно общепринятой классификации на следующие периоды: годы гражданской войны (2 человека), период коллективизации (1 чел.) , 1936-1938 гг. (16 чел.) и годы Великой Отечественной войны (3 чел.). Эти данные указывают на то, что в Западно-Казахстанской области пик террора пришелся на 1936-1938 годы (т.н. «ежовщина») – 72,7%. Необходимо отметить, что в годы Великой Отечественной войны в области были арестованы и расстреляны 3 женщины (в 1941- 1942 гг.). Анализ данных по месту рождения указывает на то, что уроженками области было 7 женшин, из соседних областей России – 3 женщины, что в совокупности составляет 45.4%. Более половины расстрелянных были выходцами из других областей РСФСР, Украины, Белоруссии (по 3 чел.) и из Польши (2 чел.). По этническому составу большинство были русскими (66,2%), остальные – представители других этносов. Самой молодой из расстрелянных был 21 год, самой старшей исполнилось 80 лет. На дату ареста в возрасте до 30 лет было 5 женщин, от 30 до 45 лет – 8, от 45 до 60 лет – 7 и старше 60 лет – 2 женщины. Таким образом, 2/3 арестованных женщин было в самом активном трудоспособном возрасте – от 30 до 60 лет. Социальное положение арестованных женщин различно: рабочие – 13,6 %, служащие – 9,1% (все арестованы в начале Великой Отечественной войны – в 1941 году) и крестьяне – 4,5% (крестьянин-единоличник). Почти у половины женщин не указано социальное положение (45,5%), что затрудняет анализ. Остальные женщины были домохозяйками (27,3%) и одна была старостой церкви. Необходимо отметить, что к религии имели отношение двое женщин: еще одна работала уборщицей в церкви и обе осуждены по ст. 58-10 УК РСФСР, в которой прописано: «Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению … Советской власти или совершение отдельных контрреволюционных преступлений, а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания. Те же действия при массовых волнениях или с использованием религиозных… предрассудков». Большинство женщин осуждены по двум статьям Уголовного кодекса РСФСР (54,5%), по одной статье – 6 человек (27,3%) и по трем – одна женщина. Важно подчеркнуть, что независимо от количества статьей, по которым был вынесен приговор, во всех статьях Уголовного кодекса РСФСР в качестве меры наказания предусмотрен расстрел. Не указаны статьи приговора у 3 женщин, из которых 2 расстреляны в годы гражданской войны. Наибольшее количество женщин осуждены по ст. 58-10 «Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению…» (13 чел.), по ст. 58-6 «Шпионаж» и 58-11 «Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений…» – по 8 человек, по ст.58-2 «Вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях на советскую территорию вооруженных банд,» – 3 подсудимых и по ст. 58-8 «Совершение террористических актов» – одна женщина. Необходимо отметить, что большинство женщин провели под арестом до приведения расстрельного приговора полгода (40,9%), от 6 мес. до года – 22,7%, от нескольких дней до месяца и больше года – по 13,6% и отсутствуют данные у двух осужденных. Все дальше и дальше отдаляются от нас те страшные годы, все меньше среди нас становятся людей, пострадаших от репрессий страшных десятилетий. Память человека старается забыть все страшное и неприятное, но из человеческой памяти нельзя вычеркнуть ничего, как бы кому-то этого не хотелось. С. АУБЕКЕРОВ, Г. ДУСЕНБАЕВА, преподаватели ЗКГУ

им. М. Утемисова

от admin