Сб. Авг 13th, 2022

В кабинет работника органов опеки и попечительства вошла женщина, а рядом с ней, держась за подол платья, маленькая девочка примерно трех лет. Посетительница заявила, что хочет отказаться от своей малолетней дочери, и в этот момент вошла другая работница учреждения. Очарованная малышкой, но, не услышав заявления молодой матери, она заявила: «Ой, какая хорошенькая девочка, забрать что ли?» – без всяких дурных мыслей пошутила педагог, но шутка была воспринята мамашей всерьез. «А что сразу заберете?» – огорошила она  вопросом…     Это не сцена из художественного фильма и не сюжет литературного произведения, а реальная история,  которую я услышала на недавнем заседании круглого стола в областной прокуратуре,  где  обсуждались вопросы, связанные с лишением родительских прав. Рассказала ее одна из участниц той ситуации, и нотки в голосе выдавали полное возмущение поведением женщины. Представительница сферы образования считает, что отказ матерей от своих детей необходимо расценивать как преступление.   Другую девочку (назовем ее Дианой) биологическая мать предала дважды. Историю жизни этого ребенка я услышала в личной беседе с директором областного детского дома Раисой Ислямовной Наурзовой.  Девочка  попала в детский дом еще в дошкольном возрасте, причиной тому – легкомысленный образ жизни матери, которая спокойно могла оставить ребенка под замком. Через полтора года родительница, вроде как взялась за ум, и ее восстановили в родительских правах.  Однако, спустя несколько лет история повторилась: нерадивая мамаша, укатив с очередным любовником в неизвестном направлении, вновь оставила дочь одну. Когда об этом факте узнали уполномоченные органы, то, безусловно, вновь инициировали вопрос об изъятии ребенка у ветреной мамаши. Теперь девочке  наверняка, предстоит вернуться в стены казенного дома.  Кстати, у Дианы есть братик, и о том, как будет проходить его адаптация в новых, непривычных для него условиях,  предугадать не сложно…   Рассуждая над этими историями, приходишь к мысли, что некоторых женщин природа напрочь лишила материнского инстинкта, тогда как даже представителям животного мира он присущ. Отрекаясь от собственного ребенка, пусть даже оставив его на несколько дней, как можно не задуматься над тем – сколько слез в ожидании мамы ему предстоит пролить, и вообще, за время ее долгого отсутствия, не произойдет ли что с сыном или дочерью? А что касается детей-отказников, то боль в их сердце останется навсегда. Коль затронули причины, вследствие которых новорожденные попадают в дома малютки, а затем  в детские дома, необходимо обозначить проблему, также характерную для нашего общества. В частности, речь идет о том, когда на девушку оказывается давление со стороны ее же родителей.  Как считается в некоторых  семьях, рождение ребенка вне брака – это позор. Несомненно, тема близких взаимоотношений между представителями противоположных полов у них  под запретом, а между тем, жизнь взрослеющей девушки не ограничивается домом и учебным заведением: она выходит в общество, знакомится со сверстниками, переживает первую любовь… Конечно, я не берусь говорить о том, что каждая вторая казахстанская девушка уже в годы  студенчества познала близость, и обязательно, эти отношения приводят к одному финалу – беременности, но, вместе с тем, такие ситуации переживают многие студентки. Возлюбленный, который когда-то клялся в вечной любви, с кем строили планы на будущее, узнав о том, что ему предстоит стать отцом, охладевает к девушке, и тогда она оказывается перед выбором – прерывание беременности  или перспектива остаться матерью-одиночкой. И, наверняка, без поддержки близких, ведь ребенок, рожденный вне брака, для семей, в которых слепо следуют национальным обычаям, безусловно, большой позор.  Работники кризисных центров, где оказывают приют молодым мамам, знают массу историй, когда девушку ставят перед выбором ее же родители – отказываешься от ребенка и возвращаешься в семью либо уходишь с новорожденным из дома. Как отметила на том же заседании круглого стола в областной прокуратуре директор Дома мамы Надия Лисицына, такой ультиматум предъявляют не только родители девушек из сельской местности, но это происходит и в городских, с виду порой интеллигентных семьях. Н. Лисицына поведала о шокирующих примерах, когда почитание и сохранение заветов предков беречь честь рода в семьях настолько маниакально, что родители изнасилованных девочек предпочитают оставить насильников безнаказанными, лишь бы этот позорный факт не стал предметом обсуждения соседями, родственниками. Одна такая история произошла в Казталовском районе. В селе праздновали свадьбу, и отдельные гости из числа представителей сильного пола решили развлечься. Выбрав жертву, затащили в сарай, где поглумились над ней. Было темно, и девушка не смогла распознать насильников, а когда поделилась несчастьем с матерью, та потребовала никому не рассказывать об изнасиловании, ведь тогда о позоре узнает все село.  О том, что безнаказанность преступников может привести к повторному изнасилованию дочери, женщина почему-то не задумалась, а между тем такой прецедент произошел в Теректинском районе. Несовершеннолетняя девочка после изнасилования соседом пыталась покончить жизнь самоубийством. Ее откачали. Девочка воспитывалась у бабушки с дедушкой, но попытка внучки совершить суицид не вызвала у них желания наказать насильника. Как сказала потерпевшая своей покровительнице – Надие Минзакировне, родные просто не захотели портить отношения с соседями. Вскоре выяснилось, что девочка забеременела, и это известие так разозлило отца ребенка, что он ее избил. Однако, ведомый животным инстинктом, продолжал склонять эту беззащитную, еще несовершеннолетнюю, к интимной связи. Когда ей исполнилось 18 лет –  бабушка с дедушкой насильно выдали внучку замуж за этого подонка. Неравнодушная к чужой беде общественница добивалась привлечения мужчины к уголовной ответственности, но правоохранительные органы почему-то оставались безучастными. Председательствующий на круглом столе заместитель прокурора области Тажиден Найманов распорядился организовать расследование по факту изнасилования, тогда еще несовершеннолетней девочки, пообещав, что дело будет находиться на особом контроле. Если органы прокуратуры займут принципиальную позицию в защите  девушки, пострадавшей от сексуального насилия, тогда педофилы из сельской местности задумаются, что закон выше предубеждений слишком уж стеснительных родственников потерпевших, и никакой стыд за честь семьи не должен оставить насильников безнаказанными. Безусловно, материнство этой несчастной девушки нельзя назвать счастливым, и ее ребенок, не является плодом любви. Но, несмотря на унижения и побои, которым  систематически подвергалась со стороны мужа-тирана, она не избавилась от новорожденного.  Сопоставляя эту историю с первой, где биологическая родительница привела трехлетнюю дочь, чтобы от нее отказаться, тем самым обрекая ребенка на душевные муки и страдания, задумываешься: а ведь действительно, действия таких женщин можно расценивать как преступление. Уголовный кодекс наказывает за нанесение побоев, но если  физическая боль, причиненная насилием, со временем проходит, то душевные раны остаются на всю жизнь.  

А мамы-кукушки проживают жизнь беззаботно, и хотя с отречением от ребенка обязанность по его содержанию с таких женщин не снимается, на примере с девочкой Дианой и ее братишки, которым мама предпочла мужчину, видно, что выплата алиментов на детей для них как откуп за беспечную жизнь…

от admin