Ср. Ноя 30th, 2022

Сегодня в истории Казахстана  особая дата: исполнилось 100 лет со дня национально-освободительного восстания  1916 года, поводом к которому стало издание царского указа от 25 июня 1916 года о мобилизации в армию на тыловые работы «инородчес­кого» мужского населения Казахстана, Средней Азии и частично Сибири в возрасте от 19 до 43 лет. Реквизированных планировалось использовать для работ по устройству оборонительных сооружений и путей военных сообщений в районе действующей армии. Из Казахста­на и Средней Азии должны были реквизированы 400 тыс. человек, в том числе из степных областей Казахстана – более 100 тыс., из Семиречья – 87 тыс. человек. В конференц-зале ТОО «Жайык Пресс» состоялся круглый стол с участием ученых-историков области, на котором был задан главный вопрос: какая  оценка этому событию в народной истории дана сегодня обществом. Предлагаем вниманию читателей самые интересные моменты состоявшегося обстоятельного обсуждения.  Жантас Сафуллин,  генеральный директор ТОО «Жайык Пресс»: – Сегодня мы пригласили уважаемых ученых-историков области для того, чтобы вспомнить особую дату в истории нашего народа: 100-летие национального-освободительного восстания 1916 года. Связь времен и поколений, событий, на наш взгляд, очевидна. Восстание 1916 года, по нашему мнению и позиции  многих историков и патриотов, является предвестником нашей Независимости. Логическим продолжением в новейшей истории стали декабрьские события 1986 года, 1991 год – обретение Независимости.  Оно, по сути, было первым проявлением зарождения национального самосознания и гражданственности. Поэтому хотелось узнать ваше мнение, какую историческую  оценку получило восстание, какую работу надо сегодня проводить, чтобы  представить в полной мере  широкой публике всю значимость данного исторического события. В историко-краеведческом журнале «Dana.kaz» еще с прошлого года была открыта специальная рубрика «Восстание 1916 года», в которой опубликовывались материалы историков региона, занимающихся исследованием данной темы. Уникальной находкой стала рукопись Тамимдара Сафиева, хранившаяся в фонде Мустафы Исмагулова в областном историко-краеведческом музее. Т. Сафиев, журналист, очевидец тех событий, описавший всю хронологию восстания. Туякбай Рысбеков,  доктор исторических наук, профессор: – Считаю, что проведение данного круглого стола актуально чрезвычайно, ведь в истории есть понятие цикличности, когда видное историческое событие повторяется через определенный отрезок времени. В этой связи национально-освободительное восстание 1916 года тесно связано с подобными событиями до этого периода и позднее. События Желтоксана в данном контексте есть продолжение борьбы за Независимость нашего народа.  Оба  эти события получили свою историческую оценку и исследуются учеными. Говорю, исследуются, потому что считаю, что в сравнении с другими историческими событиями,  данные не исследованы полностью и не доведены до конца.    Я опубликовал два материала в историческом журнале, где описал причины и условия начала восстания 1916 года. Многие историки занимаются данной темой. Мое   мнение о том, что история восстания не исследована в должной мере, подкреплено  тем, что описаны подробно события в эпицентре  восстания, в Тургайской области, Иргизе, Жетысу, а вот восстание на Западе, в Мангистау, Кызылорде –  нет.  Говоря об исторической оценке восстания 1916 года, хотел бы поговорить о взглядах членов партии «Алаш» на эти события. В годы советской тоталитарной  идеологии, бытовало мнение, что они были против восстания, осуждали его, считали его ненужным, противопоставляя их Амангельды Иманову. Но это в корне неверное мнение. История выполняет свою историческую миссию только в том случае, если исследует события с исторической точностью и объективностью. И обвинять историков в оппозиционных взглядах – неверно. Историк лишь дает научную объективную оценку событию, кто и как его примет, дело каждого человека. Алашовцы  не предавали  народ, свои идеалы борьбы, доверие людей.   Передовые группы населения того времени можно разделить на алашординцев   и интеллигенцию. Так вот, было две позиции относительно восстания 1916 года: радикальная, путь войны и силового решения вопроса,  которой в нашем регионе  придерживалась интеллигенция во главе с  Сейткали Мендешевым, Токашом Бокиным – в Жетысу, Мынбаевым – в Мангистау.  Они стояли до конца на своей позиции, прошли через гонения и тюрьмы.  Алашординцы призывали избежать  кровопролития, так как понимали, что неисполнение указа царя повлечет жестокое подавление. Они считали, что надо идти на тыловые работы, не допуская резни.  Они провели в Оренбурге съезд, на котором приняли документ из 17 пунктов, оговаривающий, что необходимо прекратить преследование участников восстания, недопустить переселения их на другие земли в ссылку, оказание помощи семьям участников. И они, действительно, выполняли все принятые пункты документа, что позволяет делать вывод, что они свой народ в угоду царизму не предавали. Хотел бы еще отметить важный момент, что возникновение восстания 1916 года одномоментно по всем регионам Казахстана, под едиными призывами свидетельствует о формировании национального самосознания.  Жантас Сафуллин:  – В подтверждение слов профессора хотел бы привести воспоминания Тамимдара Сафиева, который писал, что алашовцы, действительно, поменяли его мировоззрение, они  добились от властей выполнения многих условий содержания  реквизированных на тыловые работы, в частности, медицинское обслуживание, возможность совершать пятиразовый намаз, готовить себе самим еду.  Жайсан Акбай,  краевед: –  Партия «Алаш» образовалась в 1917 году, но уже в 1916 году  алашординцы открыто призывали  народ  не  допускать кровопролития.  И понять их опасения можно, против восставших степняков встала царская армия, вооруженная всеми видами оружия.  Есть свидетельства министра – председателя  Временного правительства Керенского, который признавался, что восстание было подавлено чересчур жестоко.  На мой взгляд, причиной восстания стал не просто указ о призыве на тыловые работы, это было последней каплей, перевесившей чашу терпения казахского народа, испытавшего непосильный гнет от царизма: отбирались земли, выселялись люди в пустынные места, реквизировался скот на нужды фронта, мясо, повысились налоги. Возмущало степняков и то, что волостные и аульные управители, единородцы, спасая своих детей, вписывали в списки детей бедняков, 14-15-летних мальчишек, стариков.   Люди уже не могли больше терпеть. И это восстание я бы назвал национально-освободительной  революцией, оно охватило все регионы,  одной  из первых революций такого типа, происходивших в колониях царской России. И я думаю, что мы не должны забывать события 1916 года, оно должно в сознании народа стоять в одном ряду с Желтоксаном, народ тогда встал за свою землю, свободу, независимость. В областном архиве есть много сведений про события тех лет, но они написаны латиницей и арабским алфавитом.  Есть сведения, что в те годы, спасаясь от призыва и гонений, один миллион казахов ушли в Китай, Иран, Афганистан, не считая умерших.  По инициативе Жанабека Жаксыгалиева в ряде школ прошли открытые уроки по теме восстания 1916 года. Ученики выступили с прекрасными докладами, что вселяет уверенность, что  восстание не забыто молодым поколением.  И эту работу, я считаю, надо продолжать. Жантас Сафуллин:  – Хотелось бы узнать, как отражено восстание 1916 года в  школьных и вузовских учебниках истории.  Жанабек Жаксыгалиев,  кандидат исторических наук, старший преподаватель ЗКГУ им. М. Утемисова:   – Авторы и школьных учебников, и вузовских – одни и те же. После обретения Независимости эту тему в школьных учебниках  и пятитомнике «История Казахстана» осветил Манаш Казыбаев. В его монографии довольно подробно описано восстание. Позднее в учебниках под редакцией его сына Ильяса Казыбаева приводятся те же данные из монографии. Для вузовской программы также используются сведения  М. Казыбаева.   Как историк  поражаюсь тому, что в год 25-летия Независимости в республиканских изданиях не уделяется внимания 100-летию национально-освободительного восстания 1916 года. Хотя оно имело историческое значение. В прошлом году моя студентка  начала писать  дипломную работу по данной теме.  Работа готова.  В исследовании темы восстания мы также придерживаемся научных взглядов М. Казыбаева. По его мнению, в казахском обществе сложилось три позиции  по   теме восстания 1916 года. Первая позиция – позиция  либерал-демократов  алашординцев, призывавших  применить тактику  компромисса. Они понимали, что мощи царской армии казахам  не противостоять, лелея мечту об автономии. Жизнь доказала, что их взгляды были верными.  Вторая позиция – позиция радикальной  интеллигенции во главе с предводителями  Амангельды Имановым,  Отепбергеном  Таймановым, Абдугапаром  Жанболсыновым, Узаком Сауркыповым, Жарменке Мамбетовым, Кекил  Нурмагамбетовым, Бекболатом Ашекеевым, Жанабаем Кудайбергеновым. Все они были передовыми людьми своего времени. К примеру, Жарменке Мамбетову в то время было 78 лет. Он пошел воевать, говоря, что лучше старик умрет, чем молодой парень.  Они вели повстанцев  под лозунгом борьбы за свой народ, говоря, что царская власть отобрала сначала землю, потом скот, теперь осталось души наши  забрать. Мы лучше умрем на своей земле, чем подчинимся царю.  По мнению некоторых историков, указ царя о мобилизации в армию на тыловые работы не были достаточно разъяснены народу.  Третья позиция – политика царизма разделяй  и властвуй. Царь освободил от мобилизации отдельные высшие сословия казахов, проводивших на местах колониальную политику царизма.  Поэтому повстанцы  в первую очередь уничтожали волостных старшин, надеясь уничтожить таким образом списки на тыловые работы.  Еще одна важная деталь – отсутствие связи между повстанцами в регионах.  И еще одна замалчиваемая тема – жестокость карательных отрядов, направленных на подавление восстания. По последним сведениям, вырезались целые аулы, и таких аулов было немало, в среднем в каждом из них проживало 500-600 человек,  убитым мужчинам в рот вставлялись отрезанные гениталии, беременным женщинам – тела нерожденных детей, вынутых из  вспоротых животов. И мы должны доносить эту информацию сегодняшней молодежи, это тоже должно стать политикой деколонизации.  Относительно  нашего  региона, земле батыров и сильных духом людей, сведений мало. В книге Т. Рысбекова есть сведения про восстания в Лбищене, Шынгырлау. У Гинатуллы Карабалина  вышла в свое время хорошая статья. Все имеющиеся на сегодня сведения, представленные в работах местных историков, вошли  в дипломную работу. В нашем регионе наибольшие выступления отмечались на юге в Гурьевском уезде – в  Караколе, Бокейорде, Соналы, Жубанышколе, Лбищене, на севере – в Булдурте, Оленте, Калдыгайты, Шиели,  Шынгырлау.  Считаю, что необходимо широко представить общественности имена предводителей восстания в нашем регионе Сейткали Мендешова, Бакытжана Каратаева, Бактыгерея Курманова.  Ескайрат Хайдаров,  кандидат исторических наук: – Указ о мобилизации стал для казахов призывом встать на борьбу с волей царизма. До этого столько реформ уже лишили казахов земель, скота, право слова. И  народ поднялся против того, чтобы не идти на тыловые работы, хотя в душе у него кипело негодование всем сложившимся незавидным своим положением. В нашем регионе, согласен, не пропагандируется тема восстания  на достаточном уровне. В первую очередь, нужно более тщательное исследование.  Все имеющиеся на сегодня сведения  изложены со слов очевидцев событий. Теперь необходимо документальное подтверждение,  архивные документы. И считаю, что необходимо активно  знакомить народ с историей восстания, в школьных учебниках шире представлять материалы.  Взгляды алашординцев  на восстание уже озвучивались здесь. Хотел бы отметить, что их конечной целью было создание автономии, достижение Независимости.  Они считали, что молодежь, прошедшая армию, станет более образованной, увидит мир, расширит кругозор. И это так и было. Алашординцы были последовательны в своих словах и делах. Они поддерживали  призванных в армию казахов. Алихан Бокейханов  доехал до Минска, образовал там объединения казахов, взял их под свою  защиту.  Затем под его крыло встали обучающиеся в Оренбурге, Казани реквизированные из числа молодежи. Алашординцы  опекали их до момента возвращения на родину. В рядах молодых  казахов стали образовываться молодежные объединения. В Оренбурге, к примеру, образовалось объединение «Еркін дала», позднее образовалось еще одно. В Уральске работали молодежные объединения «Ұйым», «Жас қазақ», в Бокейорде – «Жігер». Многие из них позднее стали передовые людьми своего времени, пропагандистами и инициаторами многих дел. Даметкен Сулейменова, кандидат исторических наук, алашовед: – Конец XIX начало XX века ознаменовано для казахского общества поворотными изменениями, в том числе большими политическими. И самое главное из них – формирование грамотной алашординской интеллигенции. После первой русской  революции в государственную думу вошли представители от казахов. Это означало, что в казахской степи сформировался класс интеллигенции, способной вести политическую борьбу. И алашординцы  имели свою точку зрения на национально-освободительное восстание  1916 года. Некоторые говорили, что они  отделились от народа, поддерживая политику царизма.  Нет, они думали о будущем казахского народа, и жизнь показала, что политическое решение вопроса – единственный путь борьбы за Независимость.   Надо сказать, что восстание  1916 года стало для алашординцев  большой школой, укрепившей их во взглядах.  Считаю, что сегодняшний разговор имеет большое значение. В год 25-летия Независимости надо широко показывать, как в начале XX века казахский народ поднялся под знаменем национально-освободительного восстания.   И деятели партии «Алаш» не оставались в стороне от этого.   В этом году я работаю  в областном архиве и убеждаюсь, что еще много неисследованных документов там имеется. И необходимо их расшифровать и вводить в исторический оборот.  Жанибек Исмурзин,  кандидат исторических наук, старший преподаватель ЗКГУ им. М.  Утемисова: – В советское время национально-освободительное  восстание  1916 года было исследовано, оно соответствовало тогдашней идеологии.  Есть архивные справки, большая подборка газетных статей по этой теме. После обретения Независимости исследование темы были продолжены. Нашему региону, тогда область делилась на 4 уезда,  в документах советского периода отводится всего по 5-6 листов.  Даже в двухтомнике, изданном в 1998 году, в  котором  в исторический оборот было введено много сведений и документов,  по нашей области сведений всего на  пару листов.  Нет по региону системного исследования. В 1997 году актюбинец  Берик Курманбеков защитил кандидатскую по данной теме, но и там сведения по ЗКО  не превышают 7 листов. Остальные исследования отличают местечковость, в этой связи думаю, что пришла пора систематизировать.  Многие сведения можно найти в газетах 1926 года, но в областном архиве она не сохранилась. Из Алматы мы получили номера газеты за этот год. Но не все.  В то время была организована кампания по сбору сведений от участников тыловых работ и свидетелей. Конечно, они требуют критического анализа, но соотношение с архивными документами подтверждает правдивость сведений. Научная работа моя начата, но не может быть завершена, и было бы большой помощью, если бы все номера газеты за 1926 год попали в научную работу. В то время она издавалась на арабском языке, что тоже усложняет работы, требуется  перевод. Еще одна важная подшивка за 1936 год, уже на латинице, но она также неполная. Там тоже много сведений. Это опять связывает  нам руки.  

На сегодня собрано мною много сведений по уездам, особенный подъем был в Шынгырлау, необходимо их систематизировать и издать отдельной книгой. 

от admin