30.04.2019, 10:20
Просмотры: 147
Сохраняя ценности истории

Сохраняя ценности истории

По поручению акима области Алтая Кульгинова ведутся работы по обновлению фасадов исторических зданий в старом городе по проспекту Н. Назарбаева. Сохранение памятников историко-культурного наследия, надлежащий уход за архитектурными и археологическими древностями, чтобы они не только не потеряли первозданный вид, но и были сохранены для потомков, обеспечивает государственная инспекция по охране историко-культурного наследия ЗКО. О нынешнем состоянии дел в данной сфере рассказал руководитель данного учреждения Талгат Жусупкалиев (на снимке).

– Талгат Талапович, расскажите, пожалуйста, о деятельности госинспекции по охране историко-культурного наследия.

– Государственная инспекция берет под охрану объекты, которые признаны памятниками, следит за их состоянием, разрабатывает мероприятия по сохранению данных памятников, их паспортизации, разработке охранных зон с соответствующим включением в государственный список охраняемых памятников. Наша Западно-Казахстанская область богата памятниками археологического значения. В регионе под государственной охраной находится 2162 памятника истории и культуры, из них 31 – республиканского значения, остальные – местного. 1966 памятников относятся к археологическим объектам. Самые древние памятники датируются палеолитическим периодом, то есть им более 70 тысяч лет. Это Ешкі тау, стоянки эпохи бронзы в Таскалинском районе, памятник «Кресты» в пригороде Уральска. На территории нашего региона огромное количество археологических памятников раннежелезного века, то есть скифско-сарматского периода. Это знаменитые курганы комплексов Лебедевка в Шынгырлауском районе, Таксай в Теректинском районе, Кырык-Оба в Бурлинском районе. С 2013 года по ЗКО на объектах госинспекцией устанавливаются охранные знаки – таблички с наименованием и датировкой памятника, указанием о том, что объект находится под охраной государства. В настоящее время территория области активно осваивается экономически, строится инженерная инфраструктура, дороги. Неспециалисту практически невозможно определить, что на данном участке расположено городище, курган или иной памятник, представляющий историко-культурную ценность. В начале 90-х годов многие памятники были утеряны в результате экономического освоения земель, и сейчас их изучение представляется проблематичным. Когда мы начали проводить мониторинг согласно списку, то столкнулись с рядом таких случаев, когда уникальный памятник был частично погребен под автомобильной дорогой или разрушен при строительстве водопровода. Установку охранных знаков мы начали с Теректинского района, затем охватили Бурлинский, Таскалинский районы и район Бәйтерек. Сейчас, например, активно проектируют газопроводы, и когда трассируют маршрут и видят охранный знак, то дальнейшие действия на этой территории согласовываются с нами, согласно закону.

 

– Какова в настоящее время судьба городища Жайык? Какая работа проводится для того, чтобы создать музей под открытым небом, как было заявлено ранее?

– По закону, памятники истории и архитектуры делятся на несколько групп. Одна из них – это памятники международного значения ЮНЕСКО. У нас в области пока таких нет, но готовится предложение внести в этот перечень некоторые объекты, расположенные в ЗКО. Самыми яркими примерами памятников международного значения являются мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави, урочище Тамгалы-тас, где сохранились уникальные петроглифы. Второй тип памятников – это памятники республиканского значения. Основная часть этих памятников в ЗКО расположена на территории города Уральска. В их число входит здание областного акимата (бывший Торгово-Промышленный банк), дом наказных атаманов, ныне музей А.С. Пушкина, здание областного краеведческого музея. В прошлом году этот список объектов республиканского значения пополнили Бокейординский историко-музейный комплекс, Ханская ставка, представляющая собой ансамбль из 16 объектов, а также городище Жайык. Оба объекта находятся в реестре 100 сакральных мест Казахстана в рамках программы «Рухани жаңғыру». С прошлого года проводится работа по музеефицированию городища Жайык, разработана большая программа, которая, соответственно, требует больших финансовых вложений. Сейчас в планах пока установить навесы над несколькими раскопами. Каждый год ведется исследование городища, расчищается территория, стены, все это изучается. Но к осени археологи вынуждены все снова закапывать, чтобы погодные условия и антропогенный фактор не уничтожили бесценные артефакты. Навесы планируется поставить летом и в дальнейшем продолжать эту работу. Также на вершине городища расположены два средневековых мавзолея, сейчас решается вопрос по реконструкции хотя бы одного из них совместно с РГП «Казреставрация». Современными технологиями здесь не обойтись, так как это будет новодел, и, соответственно, потеряется весь историзм постройки. На юге Казахстана была опробована технология изготовления кирпичей по средневековым методикам и со схожим составом. Однако это долгий процесс, позволяющий сделать небольшой объем материала. Поэтому встает вопрос об экономической целесообразности воссоздания мавзолея подобным образом. Данный вопрос будет решаться совместно со специалистами по реконструкции. Установка навесов над раскопами позволит проложить временные туристические маршруты на городище Жайык. В глобальных планах – строительство инфраструктуры и возведение купольных круглогодичных павильонов на городище.

– Расскажите, пожалуйста, как осуществляется охрана архитектурных памятников в исторической части Уральска?

– Историческая часть города в большинстве своем сохранилась единым ансамблем. Это квадрат территории, охватывающий Курени, Чагано-Набережную и проходящий до улицы Айтиева. Наиболее хорошее состояние имеют памятники архитектуры, которые находятся в государственной собственности, там, где располагаются государственные учреждения, школы, детские сады. Из бюджета выделяются средства на реставрацию, хотя бы минимальную, необходимую работу по сохранению этих памятников государство проводит. Также хорошим состоянием отличаются памятники, находящиеся в коммерческой собственности. Это исторические здания, в которых располагаются аптеки, магазины. Большинство предпринимателей подходит к делу ответственно, они работают с нами в тесном сотрудничестве, обращаются, интересуются, что в их силах сделать для реставрации зданий. Проблемный блок – это памятники архитектуры, находящиеся в жилом фонде, в частной собственности, и которые ранее были приватизированы. Таких объектов у нас около 15. По закону, государство имеет право выделять средства на реставрацию тех памятников, которые находятся в государственной собственности, а объекты частной собственности обязаны содержаться и ремонтироваться за счет своих владельцев. С жителями таких домов мы, конечно, встречаемся, разъясняем, что не нужно ждать манны небесной от государства, также не нужно доводить дом до такого состояния, пока он сам начнет разваливаться. Необходимо содержать свое жилье в надлежащем виде, согласно жилищному кодексу РК и действующему законодательству нашей страны. То есть,
соблюдать минимальные санитарные и пожарные требования жильцы обязаны.
У нас есть постоянно действующая комиссия, и в конце мая мы планируем организовать рейд для посещения этих объектов, а также поставить вопрос об исключении некоторых памятников из списка охраняемых. Некоторые здания в советское время вносили в перечень охраняемых памятников просто ради количественного увеличения, как, например, «типовой особняк ХХ века», но при этом на здании нет уникальных архитектурных и декоративных элементов, или ничто его не связывает с историей конкретного региона. Я думаю, надо объективно подходить к этому вопросу, решение будет приниматься коллегиально.

– Шаляпинский дом, вокруг которого споры не утихают уже несколько лет, может постигнуть такая судьба?

– Нет. Шаляпинский дом такая судьба не постигнет. Если здание строил известный архитектор или, если в нем проживал великий человек, то это историческое основание, связующее его с историей нашего города. Я говорю про другие дома, которые не являются уникальными или единственными в своем роде. Еще раз отмечу, что решение об исключении здания из перечня памятников, если оно потребуется, будет приниматься комиссионно, в решении вопроса будут принимать участие эксперты, имеющие лицензии на проведение историко-культурной экспертизы и реставрационных работ, они вынесут вердикт о том, имеет ли памятник историческую ценность и, если нет, то почему. На основании этого будут выноситься рекомендации об исключении здания из списка памятников или, наоборот, включении его в данный перечень.

– Часто ли памятники историко-культурного наследия подвергаются вандализму?

– Для предотвращения данных случаев мы работаем с местной полицейской службой. Нельзя сказать, что у нас в городе такое происходит часто. Однако, когда такие факты происходят, мы работаем «по горячим следам», сразу обращаемся в МПС, в большинстве случаев вандалы бывают наказаны.

– В нашем городе были случаи, когда меценаты, предприниматели, представители бизнеса помогали в восстановлении исторических зданий, даже если эти здания были в жилом фонде и частной собственности. Есть ли такая практика сейчас?

– Да, Вы правы. Одним из таких известных меценатов был Ришат Увалиевич Хайруллин, он восстановил не только дом купца Галиаскара Усманова, хотя это здание находится в жилом фонде, но и Красную мечеть, и дом муллы Тухватуллина, где сейчас располагается музей Г. Тукая. Сейчас такие примеры тоже есть, но несколько меньше. Если помните, в советское время было принято, чтобы памятники истории и архитектуры брала под шефство какая-либо организация, которая способствовала полноценному уходу за этим зданием. Сейчас у нас практики шефства нет, но наши предприниматели и организации в стороне не остаются. Например, памятник истории и архитектуры по адресу: Чапаева, 18, известный как дом Вяхиревых, до недавнего времени находился в весьма плачевном состоянии и разрушался на глазах, была непростая ситуация с собственником. Сейчас это историческое здание приобрел ЗКГУ им. М. Утемисова, в январе были приглашены специалисты, которые сделали техническое обследование фундамента, несущих конструкций, крыши, коммуникаций. Сейчас стоит вопрос о разработке проектно-сметной документации, и, думаю, к середине следующего года мы этот исторический памятник увидим обновленным. Это здание крепкое, хорошее, является памятником XIX века.
Также хороший пример – реставрация так называемого дома с мезонином. Раньше там располагался компьютерный клуб, а затем постройка долгое время пустовало. Некоторое время назад здание приобрели АО «Талап», но решили не строить новодел, а восстановить исторический облик здания. Они обращались к нам, запрашивали данные о внешнем облике здания, даже восстановили второй этаж. То есть подошли к этому делу не коммерчески, а с точки зрения патриотов.

– Когда идет восстановление старинных зданий за счет средств предпринимателей, всегда ли этот процесс согласовывается с государственной инспекцией по охране историко-культурного наследия?

– Да. Собственники сразу обращаются к нам, мы, в свою очередь, координируем свои действия с городским отделом архитектуры, чтобы было и приемлемое колористическое решение, и восстанавливаемые декоративные элементы вписывались в историческую канву здания, чтобы соответствовала перепланировка, если она есть в проекте.

– Некоторое время назад поднимался вопрос о запрете в исторической части города современных построек выше трех этажей. По данному вопросу есть какое-то конкретное решение на сегодняшний день?

– Этот вопрос актуален и сейчас. В целом, в исторической части города на сегодняшний день не идет строительство высотных построек. Понятно, что по центральной улице – проспекту Н. Назарбаева – в целях сохранения исторического облика города не будет возводиться современных высотных построек. Но расположение таких объектов на улицах в отдалении от проспекта, например, в частном секторе, остается на усмотрение градсовета, опять же с условием, что здание не создаст архитектурного диссонанса. Но на проспекте и в пределах видимости требование остается неизменным – не выше трех этажей. Потому что, если мы начнем активно застраиваться, мы можем потерять историческую часть города.

– Как часто инспекцией проводятся рейды по оценке состояния исторических памятников?

– Мы проводим рейды ежегодно. Но, если в городе памятники архитектуры находятся в относительной доступности, то рейды для изучения состояния археологических памятников в области мы можем осуществлять только в весенне-летний период, когда нет сезонной распутицы, бездорожья и снежных заносов. При организации рейдов мы проводим мониторинг состояния согласно списку, устанавливаем охранные знаки, ведем паспортизацию. Объекты в черте города мы посещаем периодически, если видим проблему, то сообщаем собственнику о ней, выдаем рекомендации. Если проблема не устраняется, то мы пишем письмо и даем сроки, в которые положено устранить имеющиеся недочеты.

– Во время одного из рейдов сотрудниками государственной инспекции по охране историко-культурного наследия ЗКО были даны рекомендации сократить объем визуальной рекламы на зданиях, являющихся памятниками архитектуры. Эти рекомендации в настоящее время выполняются?

– Сейчас мы работаем с городским отделом архитектуры над созданием единого шаблона рекламы в исторической части города. То есть – цветовая гамма, размер букв, стиль шрифта. Многие здания, находящиеся в исторической части города и являющиеся памятниками истории и архитектуры, это коммерческие заведения, соответственно, их владельцы, желая повысить привлекательность своей торговой точки, размещают пеструю и яркую рекламу. И вместо того, чтобы видеть на проспекте исторические здания, человек видит кричащие вывески и разноцветную рекламу. Поэтому мы хотим сейчас разработать единый шаблон визуальной рекламы для исторической части города. За пример взят опыт города Казань, где в исторической части города применена практика размещения рекламы в одном стиле и цвете. Хотим разработать данный шаблон до конца года, а затем проводить работу с собственниками.

– Благодарю за беседу!

Галина САМОЙЛОВА

Новости

Другие статьи

Оставить ответ

Ваш адрес электронной почты не публикуется.