«Через модернизацию языка придет духовное возрождение»

Күні , 13 рет оқылды

В этом уверен лингвист, председатель Западно-Казахстанского областного филиала международного общества «Қазақ тілі», заместитель директора филиала Академии государственного управления при Президенте РК по ЗКО Болат Жексенгалиев. Политическое решение о переходе казахского языка на латиницу, принятое в рамках программы «Рухани жаңғыру» стало не только новым витком модернизации, но и реформацией казахского языка, приведение его в соответствие с теми нормами и принципами, которые существовали в казахской речи веками, но в ХХ веке оказались разрушенными. Сегодня, благодаря переходу на латиницу, нормы орфографии и орфоэпии возвращаются в казахский язык.

– Болат Утегалиевич, говоря о переходе на латиницу, Вы особо подчеркиваете необходимость уделять внимание орфографии и орфоэпии казахского языка. Какие нюансы следует учесть в данном вопросе?
– Как вы знаете, у нас в Республике Казахстан принято политическое решение о переходе казахского алфавита на латинскую графику. За период развития казахского языка в ХХ веке возникли многие языковые проблемы, которые не решены до нашего времени. Например, во всех развитых языках есть нормы произношения и правописания. В русском языке даже первоклассник не произнесет «Москва» вместо [Ма: сква]. Но при этом напишет название российской столицы через «о», так как есть соответствующие нормы орфографии и нормы произношения, ударения. Ударение играет большую роль в русском языке. Нормы произношения и транслитерации есть и в английском языке. В казахском языке тоже есть такие нормы, и наши ученые в последнее время буквально бьют тревогу, потому что большинство казахоязычного населения, особенно молодежь, уже не говорит по правилам казахской орфоэпии. Потому что законы, которые веками охраняли казахский язык от влияния других языков, подверглись разрушению. Мы сейчас видим, что казахская молодежь говорит на русском языке без акцента, считаем это достижением. Но история на этот вопрос смотрит по-другому. Например, в европейских странах около 60% населения говорит на английском языке с немецким акцентом. И по этому акценту граждан Германии и других стран, где распространен немецкий язык (Австрия, Швейцария и т.д.), узнают коренные британцы. Акцент – это проявление национальной особенности языка. Когда человек другой этнической принадлежности говорит по-казахски с акцентом – это нормально, потому что таким образом сохраняется код идентичности его родного языка. А мы пошли по другому пути и в итоге пришли к тому, что наша казахская молодежь ныне говорит на своем родном языке с акцентом. По данным ООН, за последние 40 лет в мире исчезло около 2 000 языков. Как исчезают языки? Как правило, из-за влияния других языков, которые более конкурентоспособные и более объемлющие. В своей программе «Рухани жаңғыру» Президент заметил, что в ХХ веке казахский язык чуть не исчез, и это правда. Сейчас идет его историческое восстановление. Потому что, несмотря на то, что казахский язык юридически признан государственным, в действительности он еще не поднялся до статуса государственного языка, как во всех развитых странах. В России, Узбекистане, Украине и других странах бывшего СССР государственный язык действительно соответствует своему статусу, он востребован и используется во всех сферах общественной жизни. У нас пока еще идет процесс становления, и он протекает трудно, потому что в свое время казахский язык стал невостребованным.
– Как Вы считаете, почему это произошло, и решит ли латиница существующие проблемы казахского языка?
– Дело в том, что последние изменения казахского алфавита произошли в 40-х годах прошлого столетия, когда все народы СССР перешли на кириллицу. В казахском алфавите стало насчитываться 42 буквы. Для сравнения – в русском языке 33 буквы, в английском 26. Для людей, особенно для детей и молодежи, пользоваться языком, в алфавите которого 42 графического обозначения звуков, очень тяжело. Такие символы, как Ъ и Ь – это специальные знаки, характерные для русского языка, в казахском языке их нет. Например, в таких словах, как «гүл», «көл», «піл» мягкий знак отсутствует как символ, но он подразумевается, и слово произносится мягко. Это происходит из-за закона сингармонизма, который характерен природе казахского языка и предписывает твердое или мягкое произношение слов. Это одно из основных отличий казахского языка. И самая главная цель перехода на латиницу – сохранение самобытной природы языка, возможность его развития согласно своим законам.
– Сегодняшний алфавит на основе латиницы отвечает этим требованиям?
– Можно сказать, что да. Но надо обратить внимание на следующее. Последний утвержденный вариант алфавита состоит из 32 букв. Пока еще идет спор между лингвистами из-за букв V, F, диграфа Ch, которые планируется использовать для написания заимствованных слов. Сторонники этой концепции утверждают, что в современном казахском языке много слов с этими заимствованными буквами, и отказаться от них людям будет трудно. Их оппоненты данное утверждение воспринимают как полумеру и не согласны с ним. Потому что, например, русский, английский, турецкий и другие языки живут и развиваются каждый по своим законам. В международной лингвистике нет понятия заимствованного звука, есть только заимствованные слова, термины. А они и на русском, и на английском, и на турецком, и на казахском имеют одинаковое значение, их переводить необязательно. Так в русском языке есть слово «Конституция», в английском «Сonstitution». Латинское слово «Respublica» по-английски будет «republic», а по-французски «république». И для того, чтобы сохранить природу казахского языка, заимствованные слова должны воспроизводиться по нормам данного конкретного языка и писаться, соответственно, казахскими буквами. Это на самом деле ощутимая проблема. Дело в том, что некоторые заимствованные слова, топонимы мы действительно начали писать по нормам казахского языка: «Москва» – «Мәскеу», «Китай» – «Қытай», «Япония» – «Жапониа». И это нормально, потому что на том же английском «Москва» – это «Moscow». А вот такие названия, как «Франция», «Париж», «Киев» пишутся по нормам русского языка. 90% терминов мы пишем с учетом русской орфографии…
– Нельзя ли эти топонимы, а также другие термины привести в соответствие с нормами казахского языка?
– Конечно, можно, и я думаю, мы к этому придем. В Концепции нового алфавита указано, что казахский язык должен сохранить свою природу, но на практике остались буквы для заимствованных слов. Например, буква «ф», «ч» есть в международных словах, фамилии многих граждан Казахстана оканчиваются на -ов, -ев. Сейчас идет процесс обсуждения орфографических правил, то есть – как именно мы будем писать. Создано четыре комиссии: орфографическая и терминологическая комиссии, комиссия по разработке методики обучения нового алфавита, комиссия, которая занимается вопросами соответствия нового алфавита требованиям информационных технологий. Я являюсь членом Республиканской рабочей группы именно по направлению орфографии. В ходе республиканской конференции в Атырау именно по этому разделу языка было высказано много замечаний, также недавно прошло рабочее совещание в Астане, на которое я направил свои рекомендации в письменной форме. Многие лингвисты – представители и казахской, и русской филологии – сходятся во мнении, что если мы хотим сделать язык конкурентоспособным, мы должны позволить ему жить своей жизнью, по своим правилам. Раньше мы использовали терминологию по образцу русского языка. Сейчас мы можем посмотреть, как любой термин используется в английском, французском, немецком, турецком, узбекском, и взять для себя именно тот вариант, который соответствует фонетической природе казахского языка. В русском языке в этом отношении колоссальную роль сыграл Ломоносов, «отец русской науки», который кроме всего прочего проделал большую работу по унификации заимствованных слов для русского языка. Он доказал, что заимствованные слова можно переводить. Если же слово получило широкое распространение, то переводить его не надо, а надо придать ему форму того языка, в котором оно будет использоваться. В русском языке более 200 тысяч тюркизмов – «балык», «кафтан», «карман», «аркан» и другие, но из-за того, что они адаптированы, они звучат по-русски органично, как родные. Такие же примеры есть и в казахском языке: заимствованное слово «волость» произносилось как «болыс», «область» – «облысы». Аналогично в казахский язык пришли арабские и персидские слова, которые прижились. Процесс становления нового алфавита тесно связан с процессом духовного возрождения нации. Нация должна понимать главную мысль, которую доносит до нас Президент, что национальный код – это, прежде всего, национальный язык.
– Много ли людей сейчас в нашем обществе не знают родной казахский язык в той мере, чтобы понимать и чувствовать его законы?
– Это очень актуальный вопрос, и он стоит остро. Некоторые данные говорят нам о том, что около 80% жителей Казахстана – это казахи, но большинство из них владеет родным языком только в разговорной форме. А для того, чтобы понять красоту языка, его самобытную природу, законы, по которым он живет, нужно читать в оригинале Абая, Махамбета, то наследие, которое оставило нам время. Мы должны учиться на нашей истории. И материальное обеспечение, поверьте, здесь играет далеко не главную роль. Например, когда наши соседи – Узбекистан, Туркменистан в 90-е годы переходили на латиницу, их экономическое положение было гораздо слабее и неустойчивее. Но они смогли пережить это время. Во время своей последней поездки в Узбекистан я увидел, что большинство жителей, молодежи благополучно адаптировалось к латинице, на кириллице сейчас у них читают единичные представители старшего поколения. Процесс перехода на латиницу у них занял три года, остальное время – апробация. Конечно, были ошибки, три раза они вносили изменения в алфавит. Но и у нас есть ошибки, от них никто не застрахован, и, возможно, существующий вариант казахского алфавита на латинице тоже изменится. Сейчас мы переживаем период апробации, в некоторых школах идет постепенное обучение латинской графике, но, повторюсь, в первую очередь нам нужно решить вопрос орфографии, разработать концепцию и стандарт правописания.
(Продолжение в следующем номере)

Многие лингвисты – представители и казахской, и русской филологии – сходятся во мнении, что если мы хотим сделать язык конкурентоспособным, мы должны позволить ему жить своей жизнью, по своим правилам. Раньше мы использовали терминологию по образцу русского языка. Сейчас мы можем посмотреть, как любой термин используется в английском, французском, немецком, турецком, узбекском, и взять для себя именно тот вариант, который соответствует фонетической природе казахского языка.

Галина САМОЙЛОВА


Социальная сфера

Культура

Спорт

Программы развития



ЗКО, г.Уральск, ул. Мухита, 57/1
zhaik_presscenter@mail.ru
pri_ru@mail.ru

Главный редактор газеты: 51-31-91
Заместитель главного редактора: 54-50-22
Секретарь: 50-40-47
Корреспонденты: 24-02-78, 50-59-21
Отдел рекламы: 51-51-09
Яндекс.Метрика