Московский след Жаханши Досмухамедова

Күні , 35 рет оқылды

Как известно, в Казахстане реализуется программа духовной модернизации «Рухани жаңғыру». В рамках этой программы инициирован республиканский проект «Сакральная география Казахстана», куда включены семь общенациональных объектов нашей области. Поводом для написания данной статьи стали два историко-культурных памятника из данных семи объектов: могила Гумара Караша и музей Алашорды в селе Жымпиты.

Если быть точнее, речь пойдет о величайшем просветителе Гумаре Караше и руководителе западного крыла Алашорды Жаханше Досмухамедове. Эти две личности были жертвами политических репрессий. Убийства Гумара Караша в 1921 году за мужественную гражданскую позицию, смелые высказывания и поступки оказалось мало, следом были репрессированы все созданные им труды.
Деятельность Жаханши Досмухамедова оказала огромное влияние на рост национального самосознания в казахской степи. Он приложил много усилий для обретения Казахстаном независимости. Его жизнь трагически оборвалась арестом в Москве и расстрелом на полигоне Бутово.
В своих поездках в Москву мне удалось внести вклад в исследование трудов и жизни этих двух деятелей, отдавших жизнь борьбе за независимость. Мне удалось собрать труды одного и побывать в местах пребывания второго, этих величайших деятелей.
Шесть лет назад я узнал, что в Москве проживает родная внучка Гумара Караша Надежда Карашева и решил встретиться с ней. Об этом в свое время широко освещалось в средствах массовой информации. При встрече Надежда Бурханкызы собрала и передала мне все собранные ею материалы о великом предке.
До сего дня велась большая работа по поиску наследия Гумара Караша и переводу их с арабской графики на кириллицу. В результате мы выпустили трехтомный сборник. Это была очень масштабная и ответственная работа, полноценный труд после сборника Кабиболлы Сыдикова «Замана». С чувством исполненного долга я был счастлив вновь поехать недавно в Москву и вручить прямому потомку великого деятеля Надежде Бурханкызы этот трехтомник.
В декабре прошлого года я был в Москве, съездил на могилы Жаханши Досмухамедова и Алихана Бокейханова. И в то посещение могилы Жаханши на полигоне Бутово узнал о многом.
Теперь более подробно об этих моментах.
Положительные изменения
Во время поездки в Москву в прошлом году я заметил большие изменения по сравнению с пятилетней давностью. Если раньше такси надо было поймать, лишь махнув рукой на обочине дороги, то теперь такси надо вызывать только по интернету, предварительно закачав к себе на смартфон приложение. Среди таксистов можно встретить много представителей кыргызской, узбекской, азербайджанской, таджикской национальностей, но нет ни одного казаха-таксиста. Предположим, что водителем такси оказался кыргыз. Здороваешься с ним на казахском языке и по дороге ведешь беседу на казахском. На вопрос: «Встречали ли вы казаха-водителя, повара либо на других работах?», все они отвечали, что, не встречали, только встречают их в аэропортах и на железнодорожных вокзалах, чтобы отвезти к месту направления. «Казахская молодежь в основном приезжает учиться, иные становятся предпринимателями», – услышали мы в Москве.

Донское кладбище
В свою поездку в декабре прошлого года я посетил Донское кладбище на территории города Москвы. В 1930-1950 годы в Москве по обвинению в политических преступлениях было приговорено к смертной казни около сорока тысяч человек, прах четырех тысяч из которых (по некоторым сведениям десять тысяч) покоится рядом с крематорием, построенным на этом кладбище в 1927 году. Здесь есть три места захоронения жертв политических репрессий. В первом захоронены жертвы, казненные в 1930-1942 годы. Здесь покоится прах расстрелянных 27 сентября 1937 года Алихана Бокейханова и Ныгмета Нурмакова. Руководивший Казахстаном в 1933-1938 годы Л. Мирзоян, который проводил кровавую политику, даже запросил разрешение у вышестоящих властей на расстрел еще 1600 человек, сам был расстрелян в 1939 году и прах его покоится также в этих местах. Почтив память своих земляков, я поехал далее на полигон Бутово, расположенный на окраине города.

Полигон Бутово – последнее пристанище Жаханши Досмухамедова
Здесь открыт специальный научно-исследовательский мемориальный центр. Силами добровольцев проводится большая исследовательская работа.
Примерно в 1935 году хозяйственный отдел НКВД начал поиски места для захоронения людей. На территории Москвы имеется три таких места. Одним, из которых стала территория рядом с селом Бутово. Местному населению тогда сообщили, что на территории села будет учебно-тренировочное стрельбище. На самом деле в этом месте в период с 08.08.1937 года по 19.10.1938 года было расстреляно и захоронено 20 761 человек.
Как это происходило? Предварительно экскаватором копали 13 ям глубиной около 4-4,5 м, шириной 4,5-5 м, длиной 70 м. Приговоренных к смертной казни ночью из московских тюрем привозили на полигон Бутово. Там же их запирали, шла проверка по документам. На рассвете из Москвы приезжала специальная группа стрелков и начинала свою кровавую работу. Арестантов маленькими группами подводили к ямам, расстреливали с близкого расстояния и просто сваливали в ямы.
3 августа 1938 года Жаханша Досмухамедов был привезен на полигон Бутово. В тот же день на рассвете его подвели к одной из 13 ям, стрелок стрелял почти в упор и его сбросили в яму. Таким образом, человек, отдавший жизнь борьбе за независимость своего народа, стал жертвой насилия.
В 1962 году полигон Бутово оградили высоким забором. Только с 1990 года начали снимать гриф секретности с документов по исполнению приговоров о смертной казни. Лишь тогда потомки казненных смогли приезжать сюда, чтобы отдать дань памяти.
Сделать место кровавых расправ местом памяти в тот момент не взялось ни государство, ни общественность. Только потомки жертв политических репрессий сплотились и на общественных началах взяли это дело под свою ответственность. Взялись за благоустройство поросшего деревьями и бурьяном места. Так как земля над 13 ямами провалилась и образовались впадины, сверху была насыпана земля. В 2002 году был открыт научно-исследовательский мемориальный центр «Бутово». Усилиями этого центра при поддержке народа были выписаны данные обо всех убитых и установлен надгробный памятник. Для памятника взяли в основу размеры вырытых ранее 13 ям, выкопали яму глубиной 70 метров, которую изнутри полностью укрепили мрамором. В списке расстрелянных значится и имя Жаханши Досмухамедова.

Университетское личное дело Жаханши Досмухамедова
Перед самой поездкой в Москву исследователь деятельности правительства Алаш, уральский ученый Даметкен Сулейменова сказала: «Мы знаем, что Жаханша Досмухамедов в 1906-1910 годы учился в Императорском государственном университете в Москве. Но у нас нет его диплома, если будет возможность, поищите его». Я выкроил время и поехал в центральный архив. Документы университета, где обучался Ж. Досмухамедов, до 1917 года были сданы в центральный государственный архив города Москвы. Сведения сохранены в реестре 320 фонда 418. В тот же день, когда я обнаружил документы, написал заявление на ознакомление с документами. Сделал копии студенческого личного дела, состоявшего почти из пятидесяти страниц. Только вот диплома не обнаружил. В конце было записано «Докум и диплом не выдава… (последние буквы не распознаваемы. Может быть, «т» либо «л»)». Таким образом, я получил личное дело, но не нашел диплома.
Полную копию личного дела Жаханши Досмухамедова во время обучения в Императорском университете в Москве в 1906-1910 годы я перевел на нынешний алфавит и в виде книги передал директору педагогического колледжа имени Жаханши Досмухамедова Светлане Бахишевой.

В Москве была проведена выставка, посвященная Жаханше Досмухамедову
В Москве рядом с домом по адресу: Серпуховский вал, 24, где жил Жаханша Досмухамедов, в галерее «Шаболовка» при департаменте культуры Москвы была проведена выставка, посвященная памяти жертв политических репрессий. На выставке особое место было отведено Жаханше Досмухамедову. Ее организовала житель дома 19/1, по улице Лестева в Москве – Инна Дробинская.
Туда меня направила заведующая музеем имени Сырыма Датулы в с. Жимпиты Айнагуль Ойшыбаева. Инна в свободное время помогает движению «Последний адрес» и занимается волонтерской деятельностью.
Цель этих энтузиастов – установить специальные знаки на домах, которые стали последним пристанищем ставших в годы Советской власти жертвами политических репрессий и приговоренных к смертной казни. В этом хлопотном деле Инне Дробинской помогло получение специального разрешения на установку доски на домах. Сама она проживает в районе Шаболовки, основанном в 1927 году. Инна признается: «По сравнению с остальными, я хотела найти дома жертв в своем районе и установить на них знаки». На сегодняшний день москвичка нашла адреса, где перед казнью жили пятеро репрессированных и казненных. Одним, из которых является Жаханша Досмухамедов.
При поддержке старшего научного сотрудника московского музея И. Дробинская организовала выставку. Связавшись с Айнагуль Ойшыбаевой, получила необходимые фото и сведения. На собственные средства изготовила наглядные материалы и с ноября организовала выставки, чтобы поведать жителям Москвы о героической судьбе борца за свободу казахского народа.
Поступок Инны Дробинской и Александры Селивановой поистине достойны уважения и признательности. В декабре прошлого года я, хотя и не знал квартиры, где жил Жаханша Досмухамедов, увидел дом, где он проживал и посетил выставку.

Стал известен последний адрес Жаханши Досмухамедова
Увидев дом, который был последним пристанищем Ж. Досмухамедова, я задался целью найти и квартиру. В этом мне помогла Айнагуль Ойшыбаева. Она написала на странице в социальной сети Facebook: «Нам известно, что проживавший в Москве Жаханша Досмухамедов был арестован на квартире по адресу: улица Хавско-Шаболовка, дом 11, корпус 7, кв. 265. Мы, лично удостоверились, что эта улица в последнее время была переименована в улицу Лестева. В документах было найдено завещание Ольги Досмухамедовой, которое было составлено, когда адрес был изменен на Лестева. Здесь указано «Москва. 117 – 419, улица Лестева, дом 19, корпус 2, квартира 84». Это и есть измененный точный адрес. Эту квартиру в свое время для них приобрел Турар Рыскулов. Когда Ольга Досмухамедова состарилась и заболела, она вернула квартиру детям Рыскулова, о чем составила завещание. Есть сведения, что она умерла в декабре 1986 года. Приложен документ, доказывающий, что фактически она умерла в возрасте 90 лет, 26 июня 1986 года. Да, такова роль времени и фактов в истории человечества.
В мае текущего года я ездил в Москву, чтобы вручить Надежде Бурханкызы трехтомник о Гумаре Караше. И тогда я специально посетил дом, указанный в записях Айнагуль Ойшыбаевой по адресу: улица Лестева, дом 19, корпус 2, квартира 84, в котором жил когда-то Жаханша Досмухамедов. Так как был известен дом, но неизвестна квартира, работа в рамках проекта «Последний адрес» замедлилась. Вначале я пообщался с координатором по поиску адресов проживания проекта «Последний адрес» Инной Добринской. Мы вместе подошли к дому, где проживал Жаханша Досмухамедов, и позвонили в квартиру 84. Через домофон дверь открыла женщина. Поднялись на лифте на 4 этаж. Постучались, и нам открыли дверь. Когда мы объяснили причину нашего появления здесь, нас завели в дом и разрешили сделать фото и видеосъемку. Владелица квартиры Юлиана Геннадьевна Красовская приобрела ее в 2003 году у дочери посла России в Турции Елены Павловой. Когда она только переехала, в квартире была старая красивая антикварная мебель. Когда ее начали выносить, они не помещались в дверях и их пришлось разобрать. Квартира двухкомнатная с высокими потолками. При входе длинный коридор, одна маленькая и одна большая комнаты, кухня и ванная отдельно. В доме пять подъездов, по 12 квартир в каждом подъезде. Дом построен в 1927 году. Нынешняя владелица квартиры Юлиана Красовская поддержала идею установки знака на доме в рамках проекта «Последний адрес» и обещала помочь получить согласие жителей дома. Задачей проекта «Последний адрес» является найти дома, в котором в последний раз проживали лица, ставшие жертвами политических репрессий и приговоренные к смертной казни в советские годы, а затем собрать документы и, получив согласие жильцов данного дома, установить на домах памятные таблички. Место фото специально оставляется пустым и даются краткие сведения о репрессированном человеке. Раньше мы не знали точной квартиры. Мы нашли и увидели ее. Теперь необходимо провести работу по получению согласия владельцев других квартир.

Вручение трехтомника
Продумав способы организации этой работы, я на такси направился к дому Надежды Карашевой. Проехав немного от дома проживания Жаханши Досмухамедова, мы увидели Донское кладбище. Сюда я специально приезжал накануне Дня Независимости. Это последнее пристанище Алихана Бокейханова. Один из руководителей борьбы за независимость был арестован недалеко от этой кладбища, а второй был захоронен здесь.
Вечером заехал домой к Надежде Карашевой. Как всегда она тепло встретила меня. Оказывается, пожилая женщина до этого упала и сломала ногу. После чего перенесла несколько операций. Стала плохо слышать.
Я вручил ей трехтомник Гумара Караша, составленный из материалов, которые она шесть лет назад доверила мне, в книгу также вошли результаты других исследовательских работ. Растроганная Надежда просила передать на Родину большой привет и огромную благодарность за память о Гумаре Караше.
На следующий день я провел презентацию этого трехтомника студентам из Казахстана, обучающимся в Московском университете дружбы народов. Обучающаяся в Москве молодежь создала объединение «Сана» (руководитель Дамир Кадырбеков). Объединенные чувством любви к своему народу, его культуре и языку, студенты устраивают различные мероприятия, которые помогают им не забывать историю народа, достойно представлять за пределами Казахстана не только сегодняшнее, но и прошлое своей Родины.
Молодые казахстанцы обещали помочь в установлении таблички на доме, где проживал Жаханша Досмухамедов, в конце встречи подарили мне на память книгу. Я был очень рад встрече с молодыми людьми, которые, находясь далеко от дома, учатся и работают во имя своей страны.
Таким образом, собирая наследие Гумара Караша, я познакомился с доселе неизвестными сведениями о Жаханше Досмухамедове. Убедился, что нужно провести еще немало исследований, чтобы изучить наследие этих деятелей. Если углубиться в смысл сказанных ими слов, можно увидеть, что их высказывания и их дела были основой становления национальной идеологии.

Жантас САФУЛЛИН,
генеральный директор ТОО «Жайық Пресс»
Уральск – Москва – Уральск


Социальная сфера

Культура

Спорт

Программы развития



ЗКО, г.Уральск, ул. Мухита, 57/1
zhaik_presscenter@mail.ru
pri_ru@mail.ru

Главный редактор газеты: 51-31-91
Заместитель главного редактора: 54-50-22
Секретарь: 50-40-47
Корреспонденты: 24-02-78, 50-59-21
Отдел рекламы: 51-51-09
Яндекс.Метрика