Пришедшая из глубины веков

Күні , 148 рет оқылды

Говорят, что нынешнее поколение связно помнит лишь последние 40-50 лет, а дальше начинается загадочное «давным-давно», о котором, что не соври, все сойдет. Однако история и краеведение показывают ошибочность этого суждения, а артефакты великих времен, найденные на территории нашей области, позволяют говорить о том, что здесь зиждилась мощная цивилизация со своей уникальной культурой и верованиями. В VI-IV веке до нашей эры степи Приуралья населяли кочевые племена сарматов, среди которых была она – загадочный духовный лидер, жрица, которую почитали при жизни и опасались после смерти, из глубины веков она сама попросилась к людям и была услышана. Она – Алтын ханшайым.

Волчья жрица
Группа краеведов и музейных работников страны, находясь в поездке по сакральным местам Приуралья в рамках республиканского форума, проходящего в области, посетила курганный комплекс Таксай в Долинском сельском округе Теректинского района. Объект внесен в «100 сакральных мест Казахстана» в рамках программы «Рухани жаңғыру». В этом комплексе, где обрели последний покой видные представители сарматской элиты, было найдено захоронение знатной женщины, получившей в наше время имя Алтын ханшайым. В ходе посещения комплекса состоялось театрализованное представление «Монолог Алтын ханшайым», а также археолог Яна Лукпанова, под чьим руководством проходили раскопки кургана, рассказала об уникальной находке.
– Несмотря на то, что ее называют Алтын ханшайым и Таксайская принцесса, найденные в ее могиле артефакты свидетельствуют о том, что она не относилась к царскому сословию. Большая вероятность того, что она была жрицей, так как рядом с ней мы обнаружили много предметов, имеющих явно ритуальное предназначение. Ее украшения также символичны и указывают на жреческую принадлежность, – отметила старший научный сотрудник Центра истории и археологии ЗКО Яна Лукпанова, руководившая раскопками.
По словам Я. Лукпановой, жрица могла принадлежать к служителям Солнца и культа плодородия – об этом говорят ее височные подвески с изображением семян растений и солярные знаки на украшениях ее одежды. Интересен ее головной убор – конусовидный, напоминающий остроконечные шапки саков-тиграхауда. Поскольку у ранних кочевников не было письменности, то все свои представления о мире и информацию о человеке они кодировали через символику звериного стиля. Конусовидный головной убор – это модель трехчастного мира представленного подземным, средним миром, где живут другие люди, и небесами. Архар – расположенный на вершине головного убора – это символ Хварны, особого положения человека. О ее высоком статусе говорят и гривна на шее, и омеговидные браслеты, изготовленные в ахеменидском Иране, такие украшения обычно полагались мужчинам и воинам. Вероятно, присутствие этих предметов в захоронении также подчеркивает особый статус жрицы. На украшениях есть символ – барс с рогами архара съедает теленка. Это код конца старого года и начала нового, знак весеннего равноденствия. По предположению ученых, это была не простая жрица, а, скорее всего, та, которая проводила глобальные обряды, предсказывала будущее кочевого племени и исход решающих битв. Основным декором ее украшений были солярные знаки, свастика. Это арийский знак движения солнца. Здесь также изображены грифоны, которые летают ближе всего к солнцу. Солярные знаки подчеркивают ее высокое положение в раннекочевом обществе.
– Но особенно примечательно, что в захоронении были найдены вещи, указывающие на поклонение тотему. У нее был амулет из клыков волка в золотой оправе. Это оберег и обрядовая вещь. Предполагаем, что она гадала с помощью этой подвески, призывая дух тотемного животного – волка. У ранних кочевников волк был особо почитаем, каждый воин отождествлял себя с этим сильным и непоколебимым зверем, вождем стаи. В казахской этнографии клык волка до сих пор сохраняет свои обережные функции. Эти традиции пришли к нам от кочевников, расселявшихся на территории Евразийского пространства от Алтая до Причерноморья, – сказала Яна Лукпанова. – Самый интересный предмет захоронения – ореховый короб, куда были сложены зубы и клыки волка, две волчьи лапы и уникальный гребень, не имеющий аналогов на всем Евразийском пространстве.

Убийство в наказание?
На сегодняшний день установлено, что погребенной Алтын ханшайым было около 28 лет. Кроме того, осмотр останков специалистом по кремации показал, что при жизни женщина не могла ходить – у нее были сращены тазовые и бедренные кости.
– Историк Анатолий Хазанов написал о жреческом сословии скифов, и он указывал, что это были люди не от мира сего – инвалиды, слепцы, которые выполняли жреческие функции. Это как раз наш случай, – отметила Яна Лукпанова. – Также есть предположение, что жрицу убили. И если это так, то, возможно, это было убийство в наказание, так как в те времена, если жрецы неправильно предсказывали, их убивали.
Характер захоронения говорит о том, что у жрицы были отрублены ноги, а тело было обложено тлеющими углями и сожжено. Возможно, это также было своеобразным наказанием, а может, это сделали из страха, чтобы мертвая жрица не вернулась с того света. По словам археологов, земля кипела до такой степени, что превратилась в шлаки, но золото при этом не пострадало. Также сгорела одежда жрицы, и о том, где располагались рукава, платье и другие элементы костюма, можно судить о наличии золотых изделий, украшавших одежду. Лицо Таксайской женщины реконструировать невозможно, так как лицевые кости черепа были разрушены. Осталась только черепная коробка и несколько зубов.
Интерес представляет и само захоронение. Жрица лежала головой на Запад в соответствии с представлениями ранних кочевников об окончании земного пути. Рядом со жрицей в юго-восточном и северо-западном секторах были обнаружены две служанки с отрубленными головами.
– Центральное погребение представляло собой квадратную яму 5,70 на 5,40 метров, перекрытую двойным бревенчатым накатом. Все отверстия были забиты, и воздух практически не попадал. С четырех сторон ямы разводились костры, и в погребальном обряде была традиция поклонения Огню, которая пришла к нам от индоиранцев, – продолжила рассказ старший научный сотрудник Центра истории и археологии ЗКО Яна Лукпанова. – С юго-западной стороны погребения было выложено 4 комплекта узды – это имитация колесницы-квадриги, которая уносила умершую на Запад, в сторону заката. Все коллеги-археологи, побывавшие на захоронении, впервые здесь столкнулись с тем, что стены ямы были украшены полудиском с отходящими от него лучами солнца. Под полудиском были сложены золотые бляшки, а по всей стене – кости лошади. Все украшения располагаются в юго-западном направлении, которое играло важную роль для кочевников Приуралья. Аналогии такого погребения мы находим у присырдарьинских ранних саков.

Иранский след
в казахских степях
По словам Я. Лукпановой, многие предметы, найденные в захоронении – это иранский импорт. Так, стеклянные сосуды были изготовлены в местечке Гилан в ахеменидском Иране, это был импорт. Большое количество таких стеклянных сосудов археологами обнаружено в погребениях знати в Южном Приуралье. Интересно и зеркало с золотой ручкой, в ореховом футляре. Понятно, что предмет также был импортным, так как орех не растет в наших краях. Эти находки позволяют сделать вывод, что между Приуральем и Ираном был возможен прямой торговый контакт, а не через Хорезм, как принято считать.
– Предметы в могиле не были трофеями, весь костюм и вся утварь гармонично продуманы, отражают статус жрицы и ее социальную роль, более того – она ими пользовалась при жизни, – подчеркнула Яна Лукпанова. – Очень много предметов в захоронении именно для ритуальных обрядов. Котел с носиком слива – сюда заливалось варево, возможно, хаома, которую ранние кочевники изготавливали, пили и входили в транс, чтобы соединиться с духом тотема при обряде инициации. Ритуальное питье использовалось при целительстве и других жреческих обрядах. Деревянная чаша с золотыми оковками служила жрецам для возлияния богам заговоренным варевом. Ритуальная посуда для окуривания помещения, курильница или жаровня. До сих пор применяется в этнографии казахов и иранцев.

Сама попросилась
к людям
Несмотря на то, что ученые – люди абсолютно несуеверные и по долгу службы лишены склонности к мистификациям, они не отрицают, что в истории Алтын ханшайым было очень много странностей и необъяснимых современной наукой случаев. Я. Лукпанова рассказала, как еще в 2010 году при работе в фондах музея ей на глаза попался серебряный ритон – кубок для высокопоставленных лиц кочевого общества. Этот ритон нашел на поле тракторист Долматов в 50-60-х годах ХХ века.
– Видимо, кубок остался в моем подсознании, так как после этого я начала видеть во сне женщину, держащую в руках этот ритон. Мы искали Долматова и приехали в село Долинное. К сожалению, тракториста мы не нашли, но старожилы села рассказали, где он распахивал поля. Проведя разведку, мы обнаружили памятники Таксая, некрополь, принадлежавший элите ранних кочевников VI-IV века до нашей эры. В 2012 году мы раскопали Таксай-1 третий, четвертый и шестой курганы. В 3 и 4 курганах были обнаружены погребения поздних сарматов, вождей военной верхушки. В 6 кургане была похоронена эта жрица – очень уважаемая, относящаяся к элите кочевого общества, расселявшегося в степях казахстанского Приуралья в этот временной период.
Однако жрица сарматов не только снилась самой Я. Лукпановой, но и в буквальном смысле являлась местным жителям, словно желая, чтобы ее могилу скорее отыскали. Жители из села Алгабас, находящегося неподалеку от комплекса Таксай, рассказали, что несколько раз на том месте, где потом была обнаружена могила, видели женщину, когда ночью распахивали поля. Но наблюдениями делиться не стали, списав все на усталость и банальное «померещилось».
Хватало странностей и при проведении раскопок. У археологов есть даже своя профессиональная примета – когда находят и раскапывают захоронение какой-либо значимой личности своего времени, всегда идет дождь. При работе над курганом Таксайской жрицы дожди шли особенно сильно. В один из таких непогожих дней произошло событие, которое впечатлило даже самых отъявленных скептиков: мимо археологов низко от земли пролетела птица и камнем бросилась в яму Алтын ханшайым. Когда археологи подошли посмотреть, никакой птицы в яме не было. Однако через некоторое время птица снова вынырнула из ямы и улетела на восток. Куда она исчезла из ямы и как попала в нее потом – необъяснимая загадка.
Другой загадочный случай произошел, когда были непосредственно найдены останки. Ровно в три часа ночи на могилу, ухая, прилетали две совы, описывали над захоронением три круга и улетали. Как только кости увезли, совы перестали появляться.
– Я 20 лет работаю в экспедициях, многое видела, но с мистикой при раскопках сталкиваюсь впервые, – сказала Яна Лукпанова. – В том, что это место с особой энергетикой, сомневаться не приходится. Есть вещи, которые мы, ученые, объяснить не можем, но что-то есть вокруг нас.
И если с пирамидами древнего Египта, как правило, связаны различные проклятия, то казахстанская Алтын ханшайым, видимо, была при жизни добрым человеком и служила светлым силам, поскольку подарила исследователям семейное счастье. Большинство участников раскопок либо создали семьи, либо стали родителями.
Более двух тысячелетий Алтын Ханшайым охраняла свой покой, реки меняли свое течение, горы обращались в песок, над землей проносились беспощадные войны, племена сменяли друг друга, а она спала под курганом, дожидаясь возвращения в мир людей. Скорее всего, ее духовная сила была так велика при жизни, что недруги опасались ее тревожить даже после смерти – ее погребение осталось нетронутым даже тогда, когда остальные курганы в Таксае, где лежали вожди, были разграблены враждебными племенами. Не польстились на могилу и так называемые «черные копатели», словно что-то их отпугнуло. Видимо, она сама решила выйти на свет, когда пришло ее время.
– Примечательно, что погребение не разграблено, полностью сохранилось, и оно дало нам полную информацию. Анализы были проведены в Японии, Корее, Германии, Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске. Работала огромная команда по останкам и вещам Алтын ханшайым, и исследования до сих пор продолжаются, каждый раз возникают новые ответы. В феврале мы планируем конференцию с участием всех ученых, которые работали над ней, – сказала Яна Лукпанова. – Сейчас яму законсервировали. Но если когда-нибудь возникнет вопрос о музеефикации Таксая, то в любой момент мы можем раскопать, расчистить стены и полностью восстановить. Во время работы сюда был приглашен Крым Алтынбеков, единственный реставратор, который может сохранить древнюю вещь, а при нашем климате некоторые извлеченные артефакты разлагаются. Благодаря лабораториям, существующим в Казахстане, мы не потеряли эти артефакты и сохранили историю. Сейчас все золотые экспонаты из погребения Алтын Ханшайым находятся в Астане в Национальном музее, а остальные вещи остались у нас в краеведческом музее. Это моя боль, проблема, о которой я не перестаю говорить. Любой ученый скажет, что комплексы разделять нельзя. Либо он увозится весь, либо остается полностью там, где его обнаружили. Потому что если другой ученый через 20 лет захочет исследовать, он не найдет концов, так как памятник не сохранен в одном месте, а разбросан по музеям республики, так нельзя. Мы должны думать о тех, кто будет заниматься наукой после нас.

Галина САМОЙЛОВА


Социальная сфера

Культура

Спорт

Программы развития



ЗКО, г.Уральск, ул. Мухита, 57/1
zhaik_presscenter@mail.ru
pri_ru@mail.ru

Главный редактор газеты: 51-31-91
Заместитель главного редактора: 54-50-22
Секретарь: 50-40-47
Корреспонденты: 24-02-78, 50-59-21
Отдел рекламы: 51-51-09
Яндекс.Метрика