Кабыршакты – антисанитарный рай

Күні , 46 рет оқылды

К журналистам медиахолдинга ТОО «Жайық Пресс» обратились жители села Кабыршакты Акжаикского района. Они прислали видеозапись, в которой изложили свою проблему и показали, в каких условиях приходится жить сельчанам. Жительнице села Нурзине Кабиевой не осталось ничего, как обратиться за помощью к представителям «четвертой власти». Ведь вблизи села лежали туши мертвых домашних животных. Такие «находки» она встречает и в самом населенном пункте. А местные исполнительные органы не предпринимают соответствующих мер, утверждала женщина. Уже на следующий день журналисты выехали в с. Кабыршакты.

Жизнь среди разлогающихся
туш животных и мусора
Село Кабыршакты находится в 150 километрах от города. Это очень живописное место, где протекает река Кушум. Но стоило нам заехать в село, как от ожидаемых впечатлений не осталось ничего. Можно сказать, что через каждое подворье лежали груды мусора, где виднелись и шкуры, и разложившиеся туши овец.
Это не говоря о запахе, которым сопровождалась вся эта картина.
Автор видео, которое было прислано в редакцию, Нурзина Кабиева рассказала, что сняла на видео несколько туш коров около скотомогильника 3 июня. Мы сразу же направились туда, но было видно, что здесь уже кто-то решил исправить проблему, просто слегка засыпав землей останки животных. Из-под земли виднелась разлагающаяся туша коровы. Что уже говорить о трупном запахе, который чувствовался за несколько метров.
Привлекло внимание и то, что скотомогильник не соответствует требованиям: не огорожен, к тому же железное сооружение, похожее на печь для уничтожения останков животных, открыта нараспашку. Тут же недалеко пасется домашний скот сельчан. Заглянув в печь, мы увидели дохлого жеребенка, которого еще не сожгли.
Как рассказала Нурзина апай, она засняла на видео трупы животных и сразу же предупредила участкового об этом и попросила, чтобы они были уничтожены по всем правилам с составлением соответствующего акта. Участковый полицейский в свою очередь сообщил об этом молодому ветспециалисту села Биржану Насипову.
– На территории села лежат туши коров. Рядом находится р. Кушум, из которой пьют воду и домашний скот сельчан, и сами жители. Местные власти не принимают соответствующие меры по их уничтожению, хотя я много раз обращалась к ним с жалобами. Они же должны понимать, что опасность может угрожать и местным жителям, ведь это все разносят птицы, дикие животные, собаки, – жалуется Нурзина апай.
Переживания женщины понятны, ведь два года назад село дважды закрывали на карантин из-за выявления бруцеллеза у домашнего скота. Тогда этой страшной болезнью заразились 7 человек по сельскому округу и два сельчанина в самом Кабыршакты.
На заявление Нурзины Кабиевой в прокуратуру района от 3 апреля ответ дал заместитель акима района А. Абугалиев. В ответе от 13 апреля написано: «… В с. Первомайское есть скотомогильник. На сегодня, чтобы построить новый скотомогильник, соответствующий ветеринарно-санитарным нормам, требуется примерно 8 млн. тенге. В районном бюджете денег, рассчитанных на строительство скотомогильника, нет. Все же, акиму села С. Бимагамбетову и специалистам ветстанции дано указание обновить скотомогильник и содержать его в чистоте в соответствии с санитарными нормами». Также в документе было указано, что ветеринары должны сообщать о найденных павших животных акимату села и очищать окраины села при их обнаружении. Тогда же заместитель акима района упомянул, что в отношении заведующей ветпунктом Г. Шутеевой и веттехника Б. Насипова будут приняты дисциплинарные меры за несоответствующее выполнение ветеринарных мер и нарушение этики.
Уже по вышеизложенному можно понять, что даже по истечении двух месяцев аким и ветеринары села не сделали соответствующих выводов после указания руководства района.
Возникает вопрос: «Почему после всего этого местные исполнительные органы не делают выводы и не предпринимают соответствующие меры?!».
Аким села:
«Виноваты сельчане»
Чтобы получить ответ, мы направились в сельский акимат. Но на месте акима села Саясата Бимагамбетова не оказалось. Как сообщили сельчане, аким был на похоронах односельчанина. Даже узнав, что его ждут журналисты, Саясат Сабырович не появился на месте работы. Было понятно, что аким села не намеревается встречаться с журналистами. Тогда через несколько часов мы сами направились к сельской столовой, где проходил поминальный обед.
После окончания поминок у двери на выходе мы все-таки встретили акима и изложили ему цель нашего приезда. Уже в акимате в ходе разговора было понятно, что Саясат Сабирович не владеет информацией по санитарному состоянию села и даже не знал, что творится рядом со скотомогильником.
Хотя, как сообщил аким, вопрос экологического состояния села всегда обсуждается на собраниях с сельчанами.
– Вся проблема в том, что сами, сельчане, безответственно относятся к соблюдению санитарного порядка. Мы не раз находили на окраине села трупы домашнего скота, но не всегда удается выявить нарушителей, так как они прежде, чем выбросить падаль, срезают их метки. Этой зимой мы выявили 2-3-х нарушителей. После предупреждения они отвезли туши животных на скотомогильник. Если же у нас не получается выявить хозяев выброшенной туши, то вывозим сами. В ближайшее время мы планируем построить новый скотомогильник. На самом деле решением данного вопроса должна заниматься районная ветстанция, – отметил аким села Саясат Бимагамбетов.
В свою очередь, Нурзина апай попросила показать акт по найденным 3 июня трупам животных.
– Вы накладываете на жителей села огромные штрафы за нанесение ущерба экологическому состоянию села. Я месяцами доказывала, что размер штрафа, выписанного на мое имя, должны платить юридические лица. Мне удалось доказать, что как на физическое лицо мне должен быть выписан штраф в размере 44 тыс. тенге, а не 100 тыс.тенге. Но и этих денег я не намереваюсь платить! Ведь эти животные могли быть заражены опасными болезнями. Был ли составлен акт по данной находке? Провели ли специалисты соответствующие анализы? Выброшенные туши животных убираются по селу только тогда, когда в село приезжают руководители из област-­
ного центра. А вдруг у этих коров была сибирская язва?! Вы знаете, что я жаловалась в прокуратуру по данному вопросу. После моего заявления была проведена проверка, и вам дали время на устранение проблемы: до 20 апреля вы должны были провести субботник по очистке села от разложившихся туш скота. Я была в недоумении, когда увидела, что к 3 июня вы еще ничего не предприняли. Что будет, если село снова закроют на карантин, а какая-нибудь болезнь распространится на людей? Кто будет отвечать? – недоумевала женщина и попросила показать акт. Но, как оказалось, у акима села не была на руках никакого акта.
В поисках «заветного» акта
Чтобы увидеть заветный акт, мы решили встретиться с ветеринарным врачом Биржаном Насиповым. В рабочее время мы застали его дома. Молодой веттехник пребывал в царстве Морфея.
Но и у него не оказалось документа. По его словам, акт забрала заведующая ветотделением Г. Шутеева в райцентр.
Уже у скотомогильника веттехник Б. Насипов сказал, что акт был составлен вчерашним днем (то есть 5.06.2018 г.) и Г. Шутеева пришлет его на WhatsApp. Фото акта пришлось ждать 15-20 минут. Кто знает, может акт составлялся в этот промежуток времени?!
Все-таки мы дождались фото акта, в котором было написано: «Акт №2 от 05.06.2018 г. Мы, нижеподписавшиеся, заведующая ветотделением Г. Шутеева, веттехники А. Кажгалиев, Б. Тлегенулы, составили акт касательно пяти голов мертвых животных. Причина смерти: острая темпания рубца. Так как мертвый скот не помещался в скотомогильник, было принято решение закопать туши животных. Подтверждаем. Подписи».
Чтобы проверить подлинность документа, мы поинтересовались у Б. Насипова, регистрируются ли акты в журнале регистраций. Веттехник подтвердил, что регистрация документов ведется, но журнал показать сейчас не может, так как ключи от ветстанции у Г. Шутеевой, которая, как мы уже упомянули ранее, уехала в райцентр по работе.
Молодой ветврач обещал, что пришлет фото журнала с записью зарегистрированного акта по WhatsAppу. Но документа мы так и не дождались.
Стоит отметить, что в акте не были указаны свидетели, хотя младший работник сельского акимата Гадил Баймуканов отметил, что сам закапывал трупы животных.
– Скот помельче мы сожгли, а крупный скот нам пришлось закопать, так как он не помещался в печь, – сказал он.
Неужели причина смерти скота констатируется без всякой необходимой экспертизы? Данный наш вопрос специалисты проигнорировали молчанием.
Самое интересное то, что диагноз мертвым домашним животным ставится там же, где нашли, и в тот же день.
А скот сельчан в подворьях регулярно проверяется на всяческие болезни: проводятся лабораторные анализы.
Жители села о жизни
в Кабыршакты
Нам удалось поговорить с жительницей села Асией Аймурзиной, пока мы ждали специалистов у акимата села. Как оказалось, она до пенсии проработала на должности акима с. Кабыршакты более 11 лет.
– Хочу сказать, что работники ветстанции безответственно делают свою работу. Я – зоотехник по специальности, поэтому разбираюсь во многих вопросах по этой теме. Два года назад веттехники проверяли моих овец и сообщили, что у 5-6 голов найден бруцеллез. И эту новость они сообщили не через 15 дней в соответствии с законом, а через 2 месяца! За два месяца, конечно, болезнь могла легко распространиться. На меня наложили штраф. У овец без бирок в моем подворье не стали брать анализы. Хотя в таких случаях они должны были их пронумеровать и после провести необходимые анализы. Я просила их проверить и других овец. Но мою просьбу специалисты проигнорировали. Где их ответственность?! После состоялся суд. Но я не смогла доказать свою правоту, так как во втором экземпляре справки, которую мне вручили в руки веттехники, не была указана дата. А в их справке дата была. На самом деле, если у животных выявляется болезнь, то готовятся два сертификата, где пишется диагноз «бруцеллез». Один из сертификатов ветеринары должны были подшить в журнал, где прописываются все данные по животному, у которого выявлена болезнь. Ветеринары так и не смогли показать мне эти документы. Все это происходит потому, что работа ветстанции и веттехников не проверяется, не ведется ветеринарный учет и из-за безответственности специалистов.
Не плюй в колодец, из которого придется напиться
Конечно, в селе есть проблемы, решение которых напрямую зависит от самих жителей села. К примеру, побывав у берега р. Кушум, мы были в тихом ужасе от того, что в реке плавают использованные памперсы. Село не очищается от мусора и отходов. В бюджете деньги не рассчитаны на это, отметил аким села.
В данном вопросе, конечно же, приходится рассчитывать только на сознательность сельчан. Как сообщил аким села, каждую неделю 5-6 общественных работников проводят субботники по очистке берега реки от мусора. Но они не справляются с тем количеством мусора, который выбрасывается сельчанами.
А из реки воду пьют и домашний скот, и сами люди, живущие здесь. Санитарное состояние Кушума оставляет желать лучшего. Здесь будто забыли о простой истине, что чисто не там где убирают, а там где не сорят.
Стоит отметить, что население села Кабыршакты составляет 1079 человек, это более 230 подворий. Кроме мусора почти на каждом шагу наше внимание привлек и памятник В.И. Ленину у дома культуры, который до сих пор «украшает» центр села. Памятник хоть и выглядел величественно из-за своих размеров, но был весь в трещинах. Лобовая часть скульптуры обломилась кусками, а рука вообще отвалилась. После увиденного мы задались вопросом: есть ли у села хозяева?

 

В день, когда мы были в с. Кабыршакты, на площадке региональной службы коммуникаций, прошел брифинг с участием руководителя областного управления ветеринарии Серика Нурмаганбетова, который рассказал об эпизоотической ситуации в области.
По предоставленным им данным, из республиканского бюджета ежегодно выделяется определенная сумма на ведение ветеринарно-профилактических противоэпизоотических мероприятий. В 2017 году было выделено 1 млрд.83 млн. тенге, из них 864 млн. тенге на проведение противоэпизоотических мероприятий, 162 млн.тенге – на выплату компенсаций положительно реагирующих животных на бруцеллез.
Как было отмечено в ходе брифинга, на сегодняшний день положительно выявленных на бруцеллез 3092 голов крупного рогатого скота и 89 голов мелкого рогатого скота своевременно сдаются на убой предприятиям по переработке мяса.

 

Динара КИНДЕРБАЕВА


Социальная сфера

Культура

Спорт

Программы развития



ЗКО, г.Уральск, ул. Мухита, 57/1
zhaik_presscenter@mail.ru
pri_ru@mail.ru

Главный редактор газеты: 51-31-91
Заместитель главного редактора: 54-50-22
Секретарь: 50-40-47
Корреспонденты: 24-02-78, 50-59-21
Отдел рекламы: 51-51-09
Яндекс.Метрика