25.04.2018, 18:41
Просмотры: 141
Лишение родительских прав – крайняя мера ответственности

Лишение родительских прав – крайняя мера ответственности

Дела о лишении родительских прав подсудны специализированным межрайонным судам по делам несовершеннолетних (ювенальным судам). Согласно статистическим данным, дела указанной категории с каждым годом не уменьшаются.

Лишение родительских прав – это одна из мер семейно-правовой ответственности, направленная на защиту прав и интересов ребенка. Причем, мера крайняя. Процедура лишения родительских прав регламентируется нормами Кодекса РК «О браке (супружестве) и семье».
Согласно нормам данного Кодекса, родители лишаются родительских прав, если они уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе злостно уклоняются от уплаты алиментов; отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения), из организаций для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и иных организаций; злоупотребляют своими родительскими правами; жестоко обращаются с ребенком, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ним, покушаются на его половую неприкосновенность; злоупотребляют спиртными напитками или наркотическими средствами, психотропными веществами и (или) их аналогами. Кроме того, родители лишаются родительских прав при совершении ими умышленного преступления против жизни или здоровья своего ребенка, супруга либо других членов семьи. В основном, с иском о лишении родительских прав обращаются один из родителей, опекун либо орган, осуществляющий функции по опеке и попечительству. Сам по себе факт невыполнения родительских обязанностей, в том числе, и по выплате алиментов на содержание ребенка не может служить основанием для лишения родительских прав.
При рассмотрении таких дел суд уделяет внимание личности родителя, которого просят лишить родительских прав, его поведению, бытовым условиям, моральному облику, материальному положению, причинам невыполнения обязанностей по воспитанию и обучению несовершеннолетних детей, желанию ответчика принимать участие в жизни и судьбе ребенка в будущем. Указанные категории дел рассматриваются с участием прокурора, также представителя органа, осуществляющего функции по опеке и попечительству, в случае если орган опеки не является истцом по делу.
Так, истец Т. обратилась в суд с иском к ответчику Ч. о лишении родительских прав, мотивируя тем, что ответчик, являясь отцом несовершеннолетней М., не выполняет свои обязанности по воспитанию, обучению и содержанию дочери. Несмотря на ее неоднократные жалобы и обращения к судебному исполнителю и в прокуратуру, он уклоняется от своевременной выплаты алиментов. Имеет задолженность по алиментам в размере 446 442 тенге. Ответчик Ч. не признал иск и пояснил, что по мере возможности он выплачивает алименты на содержание дочери. Работает продавцом у индивидуального предпринимателя и получает небольшую заработную плату. Он неоднократно пытался видеть дочь, однако истица препятствует этому. В дальнейшем он также желает принимать участие в воспитании и содержании дочери, поэтому просит суд не лишать его родительских прав и определить график общения с ней. Судом было установлено, что ответчиком Ч. были переведены деньги в пользу истца в счет оплаты алиментов за последние пять месяцев в общей сумме 65 000 тенге.
Действующим административным и уголовным законодательством Республики Казахстан предусмотрены административные и иные меры воздействия на должника, уклоняющегося от выплаты алиментов, которые не применялись к ответчику Ч. В суде установлено, что ответчик Ч. положительно характеризуется по месту жительства, имеет постоянную работу, ранее к уголовной либо административной ответственности не привлекался, в меру своих способностей и возможностей старается вовремя выплачивать алименты, желает участвовать в воспитании дочери. Кроме того, из пояснений сторон усматривается, что наличие конфликтных отношений с истцом препятствовали общению ответчика с дочерью М. Суд пришел к выводу, что для применения к ответчику Ч. крайней меры семейно-правовой ответственности в виде лишения родительских прав не имеется достаточных оснований, и в удовлетворении иска было отказано.
Согласно ст.37 Закона РК от 8 августа 2002 года «О правах ребенка в Республике Казахстан» родители, другие законные представители ребенка, обязаны пропагандировать здоровый образ жизни и вред алкогольной продукции и табачных изделий. Родительские права не могут осуществляться во вред ребенку.
Так, истец М. обратилась в суд с иском к ответчику Д. о лишении родительских прав в отношении несовершеннолетних детей Ж., 2012 года рождения, и А. 2007 года рождения, мотивируя иск тем, что ответчик злоупотребляет алкогольными напитками. В состоянии алкогольного опьянения становится агрессивным, не отдает отчет своим действиям, травмирует психику детей. Судом было установлено, что ответчик Д. злоупотребляет алкогольными напитками и ведет отрицательный образ жизни, в состоянии алкогольного опьянения допускает грубое и жестокое отношение в отношении членов своей семьи. Данное обстоятельство было подтверждено в суде показаниями свидетелей. Из показаний специалиста, врача нарколога У., следует, что согласно заключению судебно-наркологической экспертизы, ответчик Д. был признан страдающим хроническим алкоголизмом 2-й стадии и был офрмлен на принудительное лечение от алкоголизма на 6 месяцев. Он находился на лечении с диагнозом «Психические и поведенческие расстройства в результате употребления алкоголя. Синдром зависимости». Лечение было прервано в связи с тяжелым соматическим заболеванием, входящим в перечень противопоказаний для прохождения принудительного лечения. Однако при выписке больной предупрежден о необходимости продолжить лечение амбулаторно по месту жительства, чего ответчик Д. не сделал. Из заключения специалиста психолога С. следует, что во время проведения методических работ с несовершеннолетними детьми было установлено, что дети боятся отца, поскольку он в состоянии алкогольного опьянения становится агрессивным и не контролирует себя, он может грубо обращаться с ними, избивать мать. Со слов детей, они с матерью три месяца не проживали дома, так как боялись отца, скитались по квартирам, жили у родственников. Сейчас вернулись домой, проживают с матерью. Когда мать запирает их дома и уходит на работу, они сидят дома в темноте, не включают свет и телевизор, так как боятся, что придет пьяный отец и, войдя в дом, будет обижать их. Дети устали от этого, хотят спокойствия и тишины, эмоциональной близости и привязанности к отцу не испытывают. Им хочется, чтобы отец вообще не приходил домой и не беспокоил их.
Таким образом, доводы истца М. о том, что ответчик страдает алкоголизмом, злоупотребляет алкогольными напитками и ведет отрицательный образ жизни, допускает жестокое и грубое отношение к членам семьи, нашли свое подтверждение в суде. Решением суда иск был удовлетворен.
Согласно ст. 70-72 Кодекса РК «О браке (супружестве) и семье» воспитание ребенка, забота о его здоровье, содержание ребенка является обязанностью, а не правом ответчика.
Таким образом, обеспечение интересов ребенка, под которыми понимаются различного рода жизненно важные потребности ребенка, без которых он не может жить и развиваться, является моральным долгом и конституционной обязанностью ответчика.
Истец КГУ «Областной специализированный дом ребенка «Мейірім» обратился в суд с иском к ответчику Н. о лишении родительских прав, мотивируя иск тем, что последняя, являясь матерью несовершеннолетней П., 2013 года рождения, в родильном доме отказалась от воспитания дочери, представив письменное заявление об отказе от ребенка. С рождения ребенок воспитывается в доме ребенка. Ответчик Н. была осуждена, но после освобождения из мест лишения свободы она не забрала дочь на свое воспитание, не выплачивает алименты на ее содержание. Данное обстоятельство было подтверждено в суде представленными истцом доказательствами. Ответчик Н. никакого интереса к судьбе ребенка не проявляет, никакого участия в его жизни не принимает. Учитывая поведение ответчика Н., ее нежелание изменить образ жизни и отношение к вопросам воспитания ребенка, в целях защиты прав несовершеннолетнего ребенка, суд удовлетворил исковые требования о лишении родительских прав. Несовершеннолетняя П. согласно ст.20 Конвенции о правах ребенка имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемую государством, включая передачу ее на воспитание, усыновление или, в случае необходимости, помещение в соответствующие учреждения по уходу за детьми. При необоснованном обращении в суд с иском о лишении ответчика родительских прав суд выносит решение об отказе в удовлетворении иска. Согласно ст. 48 ГПК РК признание иска является правом ответчика. Однако, если признание иска ответчиком противоречит закону и нарушает права, свободы и законные интересы третьих лиц, то суд не принимает такое признание иска.
Так, истец К. обратилась в суд с иском к ответчику Я. о лишении родительских прав. Иск мотивирован тем, что ответчик, являясь отцом несовершеннолетней Д., 2008 года рождения, не принимает участия в ее жизни и судьбе, не выполняет обязанности по воспитанию, содержанию и обучению дочери. Ответчик Я. в суде иск признал и пояснил, что он вынужден признать иск, поскольку этого желает истец К., которая взамен на его признание иска откажется от алиментов на дочь. Учитывая, что он находится в трудном материальном положении и не имеет постоянной работы и стабильного заработка, воспитывает дочь от второго брака и ему трудно выплачивать алименты на содержание дочери Д., просит суд принять признание им иска и лишить его родительских прав. Из пояснений ответчика Я. следует, что он постоянно общается с дочерью Д., видится с ней, интересуется ее состоянием здоровья и успехами, между ними связь никогда не прерывалась, и существуют теплые и доверительные отношения. Алименты выплачивает по мере возможности.
Согласно ст.12 Конвенции о правах ребенка государства-участники обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка.
В целях максимального учета интересов ребенка к участию в деле была привлечена специалист-психолог С., которая провела дигностическую работу с несовершеннолетней Д. на предмет выявления существующих взаимоотношении между ребенком и каждым из родителей. Из показаний психолога следует, что малолетняя Д. знает своего биологического отца Я. и поддерживает с ним постоянное общение, видит его в выходные и каникулярные дни. Между Д. и отцом существует эмоциональная связь, разговоры об отце у ребенка вызывают позитивные эмоции. Ребенок привян к отцу и трепетно относится к нему, любит его, видит в нем защитника.
Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что ответчик Я. желает видеться с дочерью, участвует в ее воспитании, неравнодушен к жизни и судьбе ребенка, намерен сейчас и в будущем надлежащим образом участвовать в ее воспитании, обучении и содержании, что отвечает требованиям Конвенции о правах ребенка и соответствует правам и законным интересам ребенка. Право малолетней Д. общаться с отцом и другими родственниками закреплено ст. 61 Кодекса «О браке (супружестве) и семье», которая гласит, что ребенок имеет право на общение с обоими родителями, дедушками, бабушками и другими родственниками. Расторжение брака или раздельное проживание родителей не должны влиять на права ребенка. Из заключения представителя органа, осуществляющего функции по опеке и попечительству, следует, что общение ребенка с отцом не противоречит интересам ребенка. Такой вывод обосновывается тем, что дети одинаково нуждаются в заботе, внимании, любви и ласке, как со стороны матери, так и со стороны отца и других родственников. Признание ответчиком иска о лишении его родительских прав мотивировано желанием истца, а не самого ответчика и не отвечает интересам малолетней Д. Учитывая то, что лишение ответчика Я. родительских прав в отношении дочери Д., 2008 года рождения, не отвечает правам и законным интересам ребенка, более того, нарушает ее права на общение с отцом, получение от него воспитания, заботы и содержания, суд не принял признание иска ответчиком.

Слуканым КАДРАЛИЕВА,
председатель специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних по ЗКО

Общество

Другие статьи