С любовью к земле предков

Күні , 80 рет оқылды

Об олимпийских победах, семейном воспитании, создании фильма «Движение вверх» и о своей давней мечте – вернуться на историческую родину рассказал легендарный спортсмен-баскетболист Алжан Жармухамедов во время посещения Западно-Казахстанской области.

– Алжан Мусурбекович, о том, что Вы – первый олимпийский чемпион среди казахов, знают многие, но, в основном, те, кто интересуется спортом. Расскажите, как Вы начали заниматься баскетболом?
– Я родился в Бостандыкском районе Южно-Казахстанской области, в районе, который в 50-х годах Н.С. Хрущев передал Узбекистану. Отец мой родом из Кызылординской области, из рода Жаппас, в 30-х годах приехал работать на строительстве электростанций, мама приехала из Днепропетровска, где во время голода умер ее отец. Тогда была такая фраза: «Ташкент – город хлебный», и она приехала в Узбекистан, спасаясь от голода. Тоже работала на стройке, где они и познакомились с моим отцом, поженились.
Баскетболом в школе я не интересовался, потому что очень скучно проходили уроки физкультуры, преподаватель был бывшим армейским старшиной, и уроки скорее напоминали строевую подготовку. Мальчишки убегали, играли в парке в футбол, естественно, это самый доступный вид спорта для подростков. Окончив школу, я пошел работать на завод в узбекском городе Чирчике, и там меня заметил инструктор физкультуры этого завода Роман Салетдинов, который начал просвещать меня в спорте – рассказывал о том, что у меня хорошие данные для баскетбола, и мне нужно ходить заниматься. Я тогда несерьезно к этому отнесся, но он все равно мне подсказывал, подтягивал, а потом посоветовал поступить в институт физкультуры, так как тот, кто занимается спортом, не имеет проблем со здоровьем. А я тогда был худенький, и при росте двух метров весил всего 70 кг. Все юноши хотят быть здоровыми, и я загорелся этой идеей. В 1963 году я поехал в Ташкент поступать в институт. Меня приняли сразу, в основном, из-за высокого роста. Я попал в руки хорошего тренера-энтузиаста, который мне объяснил, что я потерял очень много времени, когда усваивается техника баскетбола, а это один из самых сложных видов спорта. Я увлекся, начал серьезно относиться к баскетболу, в перерывах между парами я упражнялся, оттачивал ведение, броски, передачи. Оказалось, что способности у меня есть, и через четыре года я попал в сборную Советского Союза. Меня хотели переманить в баскетбольную команду ЦСКА, но я на это не согласился.
– Почему не согласились?
– У меня были на это свои весомые причины. По существовавшему тогда положению, чтобы получить звание мастеров спорта, нужно было выиграть десять игр у команды мастеров спорта. И если бы ушел, то моя команда, те ребята, с которыми я тренировался и начал показывать хорошие результаты, не смогла бы это осуществить. Я чувствовал свою ответственность перед ними, свой долг. Потом мне тренер сказал, что если я дальше хочу улучшать свои результаты в спорте, работать, то нужно ехать в Москву. И в 1969 году я прибыл в команду ЦСКА, 11 сезонов играл с ними, 10 раз стал чемпионом Советского Союза, один раз серебряным призером, принимал участие во многих соревнованиях, чемпионатах Европы, мира, на Спартакиаде народов СССР. Пять лет работал тренером в Германии, потом меня направили в Среднеазиатский военный округ, я там работал. Уволившись из армии, я отправился в Москву, где жила моя семья. Был вторым тренером у Сергея Белова, тренировали сборную России. В 1994 и 1998 годах сборная России последний раз в сегодняшней истории дважды завоевала серебряные медали на чемпионате мира.
– Алжан аға! Глядя на Вас, душа радуется, наверно такими были прежде величественные батыры Великой Степи?! Расскажите, пожалуйста, о своих предках. Считаете ли Вы, что генетика также сыграла свою роль в Вашем становлении?
– Своих дедов я не видел. Отец матери умер во времена строительства ДнепроГЭС, деда по отцу, то есть по казахской линии, я тоже не видел, там семейные связи были нарушены. Но благодаря тому, что моя фамилия зазвучала на всесоюзном уровне, мама смогла найти своих родственников на Украине, а отец в Кызылординской области, в Жезказгане. Отец рассказывал, что мой дед по его стороне был высоким здоровым мужчиной. Мамин отец, по ее рассказам, также был высоким и худощавым, может быть, строением тела я пошел в него. На единственном сохранившемся фото я видел изображение своего деда по маминой линии, в те времена он служил еще в царской армии, и был на целую голову выше всех своих однополчан. Видимо, совместные гены сыграли роль в моем спортивном успехе.
– Рассказывали ли Вам родители о семейных отношениях, о родственниках, о том, как жили предки?
– Отец рассказывал, конечно. Он у меня мастеровой человек, очень ценился у нас в поселке за свои умелые, золотые руки. А я был у него главным помощником. И мы всегда вместе работали, разговаривали. Он научил меня говорить на казахском языке, рассказывал про свою жизнь, как они кочевали по северным областям, из Кызылорды ехали в Восточный Казахстан, как пережили джут. В тот год отец не успел закупить пшеницу, так как была очень высокая цена на зерно, а тут начался падеж скота, земля покрылась льдом, животные не смогли питаться, и пришлось их резать. И единственной пищей было баранье мясо. Рассказывал о своих родственниках, об отце, о среднем брате, который пропал без вести на войне.
– Вы всегда, говоря о своих успехах в спорте, подчеркиваете, что не смогли бы достичь этого без правильного семейного воспитания. А что было главным приоритетом при воспитании в семье?
– Во-первых, уважение к старшим, слово отца или матери было для нас, детей, законом. Привитие любви к труду и ответственности, то есть, если взялся за дело, нужно доводить его до конца и сделать это на совесть, а не тяп-ляп. Быть обязательным, если пообещал что-то, то сделать. Не опаздывать. До сих пор у меня эта привычка – я лучше приду на 5-10 минут раньше, чем опоздаю хоть на две минуты. Родители нас приучили к дисциплине и порядочности.
– Фильм «Движение вверх» Антона Мегердичева о легендарном матче Олимпийских игр 1972 года, в которых Вы принимали участие, получил неоднозначные отзывы. В частности, есть информация, что вдовы Александра Белова и тренера Владимира Кондрашина посчитали, что сценарий исказил реальность, и даже запретили использовать свои имена и фамилии в фильме. Насколько это правда?
– Да, это действительно так. Я и моя супруга читали сценарий, и жена сказала: «Если они такой фильм снимут, я не пойду смотреть». Там было много сцен, в которых тренеры выставлялись как меркантильные спекулянты, и это было неприятно, потому что мало соответствовало действительности. Да, в то время при выезде за границу все спортсмены брали с собой икру черную, советские фотоаппараты, которые за рубежом ценились, чтобы продать там и иметь возможность привезти своим родным подарки, так как тогда в Советском Союзе было практически невозможно купить хорошие вещи, модную одежду. Но это происходило не настолько гротескно и искаженно, как было описано в первоначальном варианте сценария. Потом при дальнейшей работе многие сцены были убраны, и фильм получился довольно хороший. Но вдова тренера Кондрашина возмутилась тем, что авторы фильма вторглись в их частную жизнь, и запрет действительно был, поэтому в фильме фамилия тренера была заменена на «Гаранжин». Мне это не по душе, потому что тренер Владимир Кондрашин – это не мифический, а реальный человек, который посвятил свою жизнь спорту и который впервые в истории мирового баскетбола смог обыграть Америку.
– Соответствует ли реальности эпизод с сыном тренера, который показан в фильме?
– У тренера был сын-инвалид, но в фильме показано, что мальчик к финалу картины от радости начинает ходить, а в реальности состояние ребенка было очень тяжелым, он так и не выздоровел. И операции этот диагноз не подлежал, хотя в фильме показано обратное.
– В фильме показано, что Кондрашин не давал Вам много игрового времени. Как с этим обстояло дело в реальности?
– Реально я в этом матче находился на площадке 36 минут из 40, больше всех играл. Болошев выходил на 2 минуты в первом тайме, на 2 минуты во втором. Основное время я был на площадке.
– В открытых источниках СМИ есть информация, что отец советовал Вам выступать за Казахстан. Это так?
– Отец был далеким от спорта человеком, но он всегда стремился, чтобы его дети вернулись в Казахстан. Ему очень не нравилось, когда наш район передали в ведение Узбекистану. Соседские ребята, с которыми я играл и общался с детства, начали уезжать оттуда. Некоторые из них и сейчас живут в Алматы. Но у нас возможности уехать на историческую родину не было.
– После матча 1972 года советская сборная по баскетболу выиграла Олимпиаду в 1988 году. В составе был наш земляк Валерий Тихоненко. Однако после этого уже не было таких громких побед. Можно ли на основании этого факта сказать, что в СНГ наблюдается упадок баскетбола?
– Сейчас в принципе во всех бывших союзных республиках, кроме, пожалуй, Литвы, баскетбол пошел на спад. В том числе и в России. Я не хожу сейчас на матчи баскетбола ЦСКА, потому что неинтересно, нет достойных игроков именно с российской стороны. А иностранцев можно и по телевизору посмотреть, хотя американский баскетбол сейчас более качественный. Хорошо, что несколько лет назад в Казахстане появилась баскетбольная команда «Астана», сейчас она принимает участие в чемпионате ВТБ, это дает им движение вперед. Рустам Мурзагалиев хороший игрок. Я в прошлом году был в Атырау, там открывали Академию баскетбола, вот там тоже хорошая команда. По возможности слежу за казахстанским баскетболом. Конечно, есть, куда стремиться, повышать уровень. Развалить всегда легко, а восстановить все – это кропотливый труд, для которого нужно длительное время.
– Есть любители спорта, болельщики, которые считают первым казахом – олимпийским чемпионом Жаксылыка Ушкемпирова. Как вы с ним общаетесь?
– Мы виделись всего один раз в Алматы на заседании дискуссионного клуба. Вряд ли можно сказать, что мы общаемся. Он стал олимпийским чемпионом в 1980 году. Что сказать, да, он казах, родился и вырос в Казахстане, по этим критериям его можно считать первым казахским олимпийским чемпионом. Но я ведь тоже казах, и в графе «национальность» у меня написано «казах», в том числе и в советском паспорте так было. И несмотря на то, что я жил в Узбекистане, я всегда считал себя казахом и сыном казаха.
– Есть ли желание переехать в Казахстан?
– Я уже давно думаю об этом. Первый раз собирался в 1968 году, меня пригласили в Алматы в команду «Локомотив». Полгода я жил в ожидании, что мне разрешат играть на родной земле, но не получилось. После возвращения из Германии меня направляли на работу в Среднюю Азию, но работа по специальности нашлась лишь в Ташкенте, и прибытия на родину снова не состоялось. Когда заговорили о том, что я – первый казах, ставший олимпийским чемпионом, меня приглашали в Алматы, в Астану, но дальше слов ничего не продвинулось. Сейчас я очень рад оказаться на земле предков, участвовать в премьере фильма «Движение вверх» на моей исторической родине.

Беседовал Тугелбай БИСЕН


Социальная сфера

Культура

Спорт

Программы развития


ЗКО, г.Уральск, ул. Мухита, 57/1
zhaik_presscenter@mail.ru
pri_ru@mail.ru

Главный редактор газеты: 51-31-91
Заместитель главного редактора: 54-50-22
Секретарь: 50-40-47
Корреспонденты: 24-02-78, 50-59-21
Отдел рекламы: 51-51-09
Яндекс.Метрика