За пазухой у государства

Күні , 102 рет оқылды

«Дайте водички попить, а то так есть хочется, что переночевать негде», – для кого-то это избитая шутка, а для кого-то – принцип жизни с уверенностью, что все должны, все дадут, при этом не надо самому работать или вносить свой вклад в развитие общества. Насколько социальное иждивенчество захватило казахстанцев, возможно ли его победить, и помогут ли в этом новые принципы начисления адресной социальной помощи?

Иждивенцы – паразиты общества
Согласно Конституции Республика Казахстан провозглашает себя социальным государством, и действительно, на протяжении всех лет Независимости государство исполняло все социальные обязательства. Даже в период наступления мирового экономического кризиса в стране создавались новые рабочие места, а все социальные выплаты были полноразмерными и своевременными. В 2012 году Глава государства обратился к народу с программной статьей: «Социальная модернизация Казахстана: двадцать шагов к Обществу Всеобщего Труда», где особенно отметил, насколько важно изжить укоренившиеся в обществе тенденции социального инфантилизма и иждивенчества. Ценности человеческого капитала и повышения благосостояния населения также легли в основу Плана нации «100 конкретных шагов» и программной статьи «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания».
Вместе с тем социальное иждивенчество классифицируется, как устойчивое явление, но не у всего общества, а лишь отдельной его части. Необходимо четко различать, кто является социальным иждивенцем сознательно, а кто находится на иждивении у государства по ряду объективных причин. К социальным иждивенцам не относятся несовершеннолетние дети, инвалиды, лица, осуществляющие уход за инвалидами, представители социально уязвимых слоев населения, которые не в состоянии обеспечивать себя материально, и которым государством оказывается поддержка в виде социальных выплат. По мнению экспертов, социальное иждивенчество и инфантилизм можно отнести к психологическому явлению, это своеобразная модель поведения с установкой «мне должно государство, общество, окружающие люди», причем очень часто человек-носитель этой установки не считает себя иждивенцем.
Иждивенчество не делится по гендерному, возрастному признаку, не зависит от локации проживания, например, социальные иждивенцы могут проявляться как в городской, так и в сельской местности. Что по-настоящему объединяет социальных иждивенцев и инфантилов – это умение придумывать разнообразные оправдания своему поведению.

Меняем рыбку на удочку
В настоящее время мы часто говорим о социальной ответственности бизнеса, благотворительности в качестве проявлений патриотизма и вклада в развитие своей страны. Способность к благотворительности во многом определяет развитость государства и самосознания его граждан, направленное на созидание. К примеру, в рамках глобальной программы «Рухани жаңғыру» благотворительности посвящено конкретное направление работы, предприниматели-земляки строят социальные объекты на малой родине, поднимают села, оказывают спонсорскую помощь жителям. Однако общественные деятели уверены, что благотворительность должна быть упорядоченной и конкретно направленной, чтобы иждивенчество не приживалось в массах.
– Сейчас благотворительности уделяется особое внимание, социальная ответственность предпринимательских структур усиливается. И с одной стороны – это правильно, государство дало бизнесу возможность для развития, и сейчас бизнес помогает стране и населению. С другой стороны, благотворительность в больших количествах тоже порождает иждивенчество.
– Не секрет, что зачастую один и тот же человек, ведущий иждивенческий образ жизни, обращается в разные общественные институты, к разным благотворителям, в различные фонды, стремясь получить материальные блага, – отметила общественный деятель Айгуль Туркина. – Отличительная черта социального иждивенца – принятие только материальной помощи, от любого содействия в трудоустройстве отказываются. Говорят, что если хочешь накормить человека однажды, дай ему рыбку, а если хочешь, чтобы человек был сыт всегда – дай ему удочку. Так вот эту удочку социальные иждивенцы брать не хотят, им нужно рыбку, и каждый день. Для них так выгодно – жить без труда, без оплаты налогов, без какой-либо социальной ответственности перед обществом, даже перед своими детьми. Они просто пользуются добротой благотворителей. Иждивенчество – это возможность паразитировать за счет других.
Вместе с тем, с января этого года вступили в силу новые правила начисления адресной социальной помощи, и возможности паразитировать у социальных иждивенцев стало значительно меньше. В рамках третьей модернизации АСП нового формата предполагает безусловную социальную помощь (если в семье нет трудоспособного члена или есть, но не может работать по объективным причинам, или есть лица, имеющие социальное заболевание) и обусловленную, когда между получателем АСП и государством в лице местных исполнительных органов заключается социальный контракт. Кроме этого, если в семье есть человек, которому требуется специальная социальная помощь – инвалидные коляски, слуховые аппараты, – все это также должно быть прописано в социальном контракте. От человека же требуется обратиться в местные исполнительные органы, трудоустроиться на предлагаемое место работы. Получатель может взять АСП сразу за шесть месяцев, чтобы развить личное подсобное хозяйство или открыть свое дело. Таким образом, предусмотрен четкий механизм выхода семьи из безденежья. Несмотря на то, что государство не снимает с себя социальных обязательств, оно, тем не менее, требует от населения исполнения социального контракта. Если же человек не трудоустроился на предложенное рабочее место, не учится, если его перенаправили на обучение за государственный счет, но хочет получать АСП за счет добросовестных налогоплательщиков, помощь назначаться не будет.

Мама, которая должна, и мама, которой должны
В городском центре социальной реабилитации и адаптации женщин, пострадавших от бытового насилия, о социальном иждивенчестве знают не понаслышке. Кризисный центр был открыт в 2013 году, и за это время сюда обратились около 900 человек, в той или иной мере столкнувшихся с бытовым насилием и оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Всем им была оказана юридическая, психологическая помощь, многим помогли трудоустроиться, определить детей в учебные заведения, обрести профессию, найти крышу над головой. Около 80% женщин вернулись в семью, где, благодаря работе специалистов центра, раз и навсегда были прекращены любые предпосылки к бытовому насилию.
Однако наряду с теми, для кого кризисный центр является последней надеждой на спасение из порочного круга семейной тирании, сюда обращаются люди с ярко выраженным иждивенческим настроем.
– В семьях, где процветает бытовое насилие, настоящим социальным иждивенцами являются мужья-агрессоры, которые, как правило, не работают, перебиваются случайными заработками или живут на детские пособия. Бытовое насилие чаще всего бывает в таких семьях, где не хватает материального благосостояния, – отметила директор городского центра социальной реабилитации и адаптации для женщин, пострадавших от бытового насилия, Ганди Шамкелова. – Муж не работает, жена с детьми, муж не знает, как направить свою энергию в мирное русло, и начинает тиранить семью. Но на число действительно нуждающихся женщин приходятся и те, которые хотят жить только за счет государства, вести иждивенческий образ жизни. За 2017 год можно отметить тенденцию к увеличению таких женщин. Чаще всего, они состоят в незарегистрированном браке, их сожители также не работают. Если у них трое и больше детей – все они от разных отцов, таких много сейчас. Они не ищут работу, не хотят проходить переобучение на другую специальность. Конечно, всем обратившимся мы даем консультации по юридическим вопросам, зачастую помогаем оформить необходимые документы, подать документы на пособия, если они положены по закону. Нередко женщины, ведущие иждивенческий образ жизни, скандалили с нами, требовали квартиры вне очереди, мы объясняли, что по закону вопросом выделения жилья из горфонда занимается компетентный государственный орган, предоставление жилья производится строго в порядке очереди. У таких женщин нет правовой грамотности, они не знают законов, но в том, что государство должно им помочь – уверены. Хотя их обязанность по закону – обеспечить своим детям надлежащее воспитание. Бывает так, что женщина со своим мужем или сожителем приезжают из села в город, снимают жилплощадь подешевле, где-нибудь в дачных массивах, но не платят за нее, потому что не работают. Они приходят к нам. Мы помогаем найти работу, восстановить документы, если есть необходимость, стараемся оформить детское пособие. Если есть городская прописка – встать в очередь на жилье как многодетным. И непременно встать на биржу и найти работу. Так мы трудоустроили уже многих.
Пожалуй, самым ярким фактом женского социального иждивенчества стала история «лесной мамы» Анастасии Ереминой – семья, в которой было трое малолетних детей, несколько месяцев жила в лесу в палатке на берегу реки. В октябре 2014 года «лесную семью» нашли, маму с девочками поместили в кризисный центр для женщин, оказали помощь, старшую дочку устроили в школу, были оформлены пособия на детей до 18 лет. Сама Анастасия нигде не училась и не работала, она ходила на ярмарку вакансий, где ей была предложена работа от ЗКМК, но от нее женщина отказалась. Из кризисного центра ее выселили за нарушение внутреннего распорядка – появление в нетрезвом виде. Женщина вернулась в дачный массив, где проживала ее мать. Дети были отправлены в санаторий «Ивушка», откуда потом их переместили в центр адаптации несовершеннолетних. По словам сотрудников центра, мама совсем не навещала детей, был поставлен вопрос о лишении А. Ереминой родительских прав. В одну из последних встреч журналистов с этой семьей мама Анастасии заявила, что приютила дочь временно, и дети ей также не нужны, и пусть лучше их заберут в детский дом. Сама Анастасия физически была не в состоянии общаться с журналистами, находясь в алкогольном опьянении.
Конечно, далеко не все женщины, пострадавшие от бытового насилия, являются иждивенцами, в большинстве случаев образ жизни социального паразита ведут их мужья-тираны. Немало есть примеров, когда именно благодаря не только своевременной помощи, но и собственному трудолюбию женщинам удалось подняться с социального дна и начать новую жизнь, обеспечить своих детей. В кризисном центре – свои истории вчерашних «золушек», которые не сломались под воздействием тяжелых обстоятельств, не пошли по проторенной иждивенческой дорожке, а сделали правильный выбор в пользу самодостаточности и самоопределения.
Бывшая подопечная центра Нургуль начала новую жизнь буквально с нуля. В центр к Ганди Изтургановне она попала в тяжелом психологическом состоянии, ее притесняли в семье бывшего мужа. Сама девушка сирота, и заступиться за нее было некому, у нее подрастают трое детей. Благодаря квалифицированной помощи специалистов центра Нургуль переехала в другой район, работает бухгалтером. Работящая и ответственная девушка сама полностью обеспечивает своих детей, ее дети отличники учебы.
Альбину удалось примирить с мужем через медиацию. Мужчина не работал, семья очень плохо жила. И главным условием Альбины при возвращении домой было, чтобы супруг нашел работу. Сейчас они вместе купили дом, открыли свое дело, оба трудятся.
Асылай в кризисном центре помогли открыть свое дело через фонд «Даму» и биржу труда, консультативно помогла общественный деятель Айгуль Туркина. Асылай прошла курсы предпринимателей и открыла свое ателье в Уральске. Обращаясь за помощью в центр девушка была изначально настроена на работу, хотела открыть свое дело. Муж Асылай в розыске, с ним девушка не общается.
И таких историй, за каждой из которых – человеческая судьба, в центре очень много. Директор кризисного центра для женщин Ганди Шамкелова уверена, что любой человек, даже оказавшийся в сложной жизненной ситуации, не должен опускать руки. Рассчитывать нужно не только на государственную поддержку, но и на свои силы и способности, чтобы не оказаться на дне жизни.
– Из тех, кто к нам обращается, почти 80% благополучно возвращаются в семьи и начинают новую жизнь. Нужно не опускать руки и не бояться труда. Наша помощь – это от силы 10%, остальные 90% – старания самой женщины, ее трудолюбие и ответственность. Я рада, что все женщины, обращавшиеся к нам в центр, сейчас смогли наладить свою жизнь, растят детей. Есть люди, которые не хотят стараться. У таких нескончаемые претензии, у них любимое выражение «вы должны». Мы всех стараемся выслушать, никого не прогоняем. Это специфика нашей работы, люди встречаются разные, и всех надо выслушать, – говорит Ганди Изтургановна.
По словам юриста центра социальной реабилитации и адаптации женщин Мариэтты Даулетияровой, в семьях, где процветает насилие, женщины страдают не только от рукоприкладства и угроз, но и от экономического насилия со стороны агрессора. Чаще всего в таких случаях правовой нигилизм жены, ее незнание своих элементарных прав становятся благодатной почвой для мужа-иждивенца.
– Наиболее часто встречающийся вопросы – взыскание алиментов, это настоящий бич женщин. Часто либо алименты не взыскиваются, но агрессор имеется или даже проживает с жертвой бытового насилия, отказывается выплачивать, либо уже есть судебное решение, которое не исполняется. По большей части мужья агрессоры ведут иждивенческий, паразитарный образ жизни – либо безработные, либо перебиваются случайными заработками. Есть те, которые имеют постоянное место работы, но не имеют официальной «белой» зарплаты. Такие не хотят устраиваться на законную работу, так как знают, что туда придет судебное решение об отчислении алиментов, и будут удерживать эти выплаты. Поэтому они стараются не устраиваться на официальную работу. Есть мужчины, которые живут за счет жены, либо за счет родителей-пенсионеров. То есть ведут паразитический образ жизни. Мы помогаем составить правильное исковое заявление, правильно собрать и оформить необходимые документы. Если выясняется, что каких-то правоустанавливающих документов не хватает, а они должны быть, оказывается помощь в восстановлении, чтобы женщина могла обратиться в суд. Правовой нигилизм встречается часто, это является проблемой. Когда начинаешь объяснять, то часто слышишь: «Я не знала, что так можно». Всем мы оказываем консультацию, даже если люди проявляют позицию иждивенчества, разъясняем, какую помощь можем оказать в рамках действующего законодательства, – отметила М. Даулетиярова.

Необходимо общественное порицание
Непраздный вопрос сегодняшнего дня – изживаемо ли социальное иждивенчество на деле? Или граждане, даже пережившие шоковую терапию 90-х годов, все еще продолжают испытывать тягу к государственному патернализму, заложенному в советское время? С одной стороны, население всегда апеллирует к государству, на этом и строится открытый диалог структур, обратная связь, налаживается транспарентность и подотчетность. Поэтому совершенно различается, когда население требует «дайте жилье, дайте льготы, дайте то, дайте другое» – это социальное иждивенчество, и когда население просит создать социальные возможности, чтобы оно могло себя обеспечивать самостоятельно – это ответственность и гражданская позиция. Для этого разработана и действует государственная программа развития продуктивной занятости и массового предпринимательства, которая предусматривает кредитование и микрокредитование в малых городах и сельских населенных пунктах, обучение основам предпринимательства в рамках проекта «Бизнес Бастау», мобильность рабочей силы и трудового капитала. А также реализуются программы «Дорожная карта бизнеса – 2020», «Дорожная карта занятости – 2020», в пилотном режиме был реализован проект «Өрлеу», все эти инструменты господдержки помогли тысячам западноказахстанцев открыть свое дело, обрести профессию по душе, а главное – начать зарабатывать. То есть, мы видим, что социальные лифты в нашей стране созданы, и они работают.
Эксперты считают, что изживать социальное иждивенчество нужно с малых населенных пунктов в сельской местности, кроме того, работа в данном направлении должна вестись сообща гражданским сектором, общественными организациями, местной исполнительной властью и консультативно-совещательными органами, такими, как Советы матерей, Советы старейшин, состоящими из числа авторитетных и уважаемых людей.
– С иждивенчеством я столкнулась вплотную, когда работала акимом Чесноковского сельского округа, в это время только начала реализовываться адресная социальная помощь, и появились первые предпосылки к иждивенческому восприятию у населения, – рассказала Айгуль Туркина. – Уже тогда мы говорили о том, что необходимо принимать меры, чтобы иждивенчество не стало нормой жизни. Однако нынешние реалии показывают, что социальное иждивенчество прижилось в массах. Многие обращаются неоднократно – просят оказать благотворительную помощь, принимают еду, вещи, дрова. Но когда начинаешь предлагать работу, даже самую обычную, посильную вакансию технички – отказываются. Например, в моем ИП всегда не хватает кадров именно технического персонала, есть рабочие места, но проблема в том, что люди, ведущие иждивенческий образ жизни, не хотят работать. То есть, человек приспосабливается. И я бы хотела, чтобы у нас был выработан механизм совместной работы, чтобы искоренить социальное иждивенчество. Потому что сами иждивенцы порождают такую же форму поведения для своих детей, которые воспитываются приспособленцами, без чувства долга и ответственности, даже перед своими родителями. Поэтому данная ситуация вызывает настороженность. К сожалению, на сегодняшний день общей совместной работы по данному направлению нет, и общественные объединения, и различные общественные институты работают каждый в своей сфере, у каждого свое видение данной ситуации, а необходимо наши действия привести к единому решению, потому что социальное иждивенчество – это угроза будущему. Общественный контроль может улучшить ситуацию, но лучше всего этот механизм работает в сельском округе, в небольшом ауле, где все друг друга знают. Там небольшое количество людей, сильны Советы старейшин, Советы матерей, и общественный контроль очень четко может проецироваться на поведение социума.
Действительно, представителям общественных организаций, НПО, благотворительных фондов в своей работе приходится периодически сталкиваться с фактами социального иждивенчества со стороны людей, которые привыкли всегда полагаться не на свои силы, а на помощь государства.
– И до этого Президент говорил, о том, что каждый должен содержать себя сам, было объявлено Общество Всеобщего Труда. Ни в коем случае нельзя причислять к социальным иждивенцам инвалидов, несовершеннолетних детей, стариков, немощных людей, представителей социально уязвимых слоев населения, которые не могут трудиться в силу объективных причин. Государство сейчас оказывает всемерную поддержку социально уязвимому населению, но важно понимать, что никому не упадет манна небесная, все зарабатывается трудом, – считает член областной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике, председатель ОО «Союз женщин Приуралья «Үміт» Алия Раймкулова. – Мне на общественной работе приходилось наблюдать случаи социального иждивенчества, бывает обидно, что человек, который живет рядом, буквально заставляет себя и своих детей работать, зарабатывать кусок хлеба и не ходить с протянутой рукой, а другой в это же время сидит и ждет, куда бы пойти, кому бы написать, чего бы потребовать. И такие люди утвердились в мысли, что они имеют право требовать, и что им все обязаны. В основном, часто социальные иждивенцы ссылаются на наличие у них детей, из-за которых они не могут выйти на работу, даже если младшему ребенку уже исполнилось 3 года. Однако если женщина могла родить детей, но не может их достойно воспитать, разве не грош цена такой матери? Многодетные семьи всегда ставились в пример – они дружные, трудолюбивые, старшие помогают младшим, а младшие учатся у старших жизненным премудростям. И когда маму спрашивали, какие она испытывала трудности, растя много детей, она отвечала, что трудно было только с первыми двумя, потом они выросли и стали помогать. Поэтому я считаю, что к вопросу искоренения социального иждивенчества надо подходить со всех сторон. Считаю, что принимаемые государственные меры социальной защиты населения очень правильные. Наш Президент отметил, что у нас должен быть принцип нулевой терпимости к подобным вещам, мы не должны проходить мимо фактов насилия, нарушения правопорядка, социального иждивенчества, – подчеркнула Алия Болатовна.

Широким фронтом
Эксперты считают, что недостаточно только закона о поддержке социально уязвимых слоев населения, должны быть критерии, нормативные и подзаконные акты, чтобы искоренить иждивенчество, и каждый случай должен рассматриваться дифференцированно. Должен функционировать и общественный контроль, чтобы представители местной власти, педагоги, представители общественности могли работать точечно, выяснить проблему изнутри и понять, действительно ли нуждаются люди или являются социальными иждивенцами. По словам А. Раймкуловой, в комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике также было рассмотрено предложение выезжать в районы и знакомиться с ситуацией на местах, чтобы обеспечить более действенную работу.
Важная роль в искоренении социального иждивенчества отводится и волонтерству. По мнению А. Туркиной, волонтерство способствует воспитанию в молодежи трудолюбия, неравнодушия, учит быть ответственным. Человек, который в юном возрасте подключился к волонтерскому движению априори не может быть иждивенцем, кроме того, на своем примере волонтеры способствуют изживанию иждивенческих настроений в обществе.
А пока мы ожидаем положительного эффекта от АСП нового формата, которая призвана привести общество от пособий к самодостаточности и сократить число бедных семей в стране. Своеобразной страховкой от иждивенчества является и социальный контракт на получение адресной социальной помощи. Поэтому, если гражданин отказывается заключать социальный контракт, адресная социальная помощь семье будет назначаться только детям до 18 лет и матерям, находящимся в декрете по уходу за ребенком. При первичном невыполнении условий контракта будет сделано предупреждение, и АСП сократится на 50% всем членам семьи (кроме несовершеннолетних детей и мам в декрете). Вторичное невыполнение контракта полностью прекратит все выплаты (кроме детей и матерей в декрете). Данная мера призвана стимулировать население к занятости, трудоустройству и сократить иждивенческие, потребительские настроения в обществе.

Галина САМОЙЛОВА


Социальная сфера

Культура

Спорт

Программы развития



ЗКО, г.Уральск, ул. Мухита, 57/1
zhaik_presscenter@mail.ru
pri_ru@mail.ru

Главный редактор газеты: 51-31-91
Заместитель главного редактора: 54-50-22
Секретарь: 50-40-47
Корреспонденты: 24-02-78, 50-59-21
Отдел рекламы: 51-51-09
Яндекс.Метрика