Латиница в помощь родному языку

Күні , 110 рет оқылды

Известный политолог, профессиональный медиатор, заслуженный деятель Казахстана Досмаханбет Кошим в ходе поездки по Западно-Казахстанской области высказался в поддержку перехода на латинскую графику, отметив, что это не только историческая необходимость, но и путь в будущее казахского языка.

В названиях – мировоззрение народа
Тема модернизации общественного сознания, развития казахского языка в связи с переходом на латиницу, реализация государственной языковой политики и актуальные языковые проблемы волнуют гражданское общество Казахстана. По мнению Досмаханбета Кошима, решению большинства вопросов, связанных с развитием казахского языка, призвана способствовать латинизация. Одним из актуальных является вопрос ономастических несоответствий.
– Безусловно, в переходе на латиницу есть плюсы, самый главный из которых – латиница уже использовалась для обозначения казахского алфавита и показала свою жизнеспособность с 1929 по 1940 годы, – отметил Д. Кошим. – Корифеи, классики казахской литературы в тот период писали на латинице, латинской же графикой печатались книги. Второй плюс – до Казахстана на латиницу перешли три соседних государства, и у нас есть возможность изучить и проанализировать их опыт. Думаю, что важно сейчас – определить соответствие, сколько букв будет в новом алфавите, как будут обозначаться специфические звуки. С модернизацией казахского алфавита тесно связана проблема ономастики – переименование улиц, населенных пунктов. Первая волна переименований пришла в Казахстан с обретением Независимости в 1991 году. В Алматы первой переименованной улицей была улица Коммунистическая, которая получила название в честь Абылай хана. Далее переименовывались улицы Советская, Октябрьская, Калинина, то есть пошло направление десоветизации. И сейчас, если какие-то названия того периода сохранились, это отголоски нашей устаревшей идеологии. У нас сейчас новая государственность и новая идеология. Но многие жители до сих пор держатся за старые названия. Поэтому мы должны знать, есть главный критерий переименования – когда мы даем улице или населенному пункту имя в честь великого человека, мы должны конкретно знать, что этот деятель сделал для нашей страны или для данного региона, название должно нести патриотическую нагрузку. Во время переименования в 90-х годах бытовал стереотип, что русские названия полностью заменяются на казахские. Это не так. Впервые в истории в городах и регионах появились топонимы, связанные с личностями, которые внесли существенный вклад в развитие нашей страны. В названиях улиц увековечена память архитектора Зенкова, который участвовал в застройке административного центра Алматы, опираясь в архитектуре на национальные колориты, композитора Брусиловского, знатока казахской музыки и собирателя кюев Затаевича, акына Махамбета, батыра Исатая, кюйши Курмангазы Сагырбаева и других деятелей. Без изменений оставили улицу Панфилова, хотя многие горячие головы поднимали вопрос о ее переименовании. Однако мы обязаны помнить, что легендарная панфиловская дивизия была сформирована в Алматы, и здесь есть прямая историческая связь.
Еще одна проблема ономастики – при переименовании дают так называемые исторические названия. Я уверен, что казахи, как кочевой народ, любой низменности, роднику, холмам давали название – Сайкудук, Карауылтобе и т.д. Переселенцы, которые поставили на этих местах свои деревни, дали местности названия Михайловка, Ольховка и т.д. И сейчас, когда меняются названия, особенно историки и этнографы начинают предлагать исторические названия, чисто топонимические, но не всегда сходятся во мнении, как должен называться тот или иной объект. Мне кажется, знание казахского языка закроет проблемы ономастики. Потому что те люди, которые знают казахский, разбираются в казахской истории и литературе. И у них не будет вопросов, почему и в честь кого переименовываются те или иные объекты. Благодаря переходу на латиницу, будет достигнут единый стандарт наименования топографических объектов.
Знание языка – не требование, а аксиома
Также Досмаханбет Кошим отметил необходимость создания казахской языковой среды для русскоговорящего населения. По мнению ученого, данная мера повысит возможности изучения казахского языка, будет способствовать его большему распространению среди граждан.
– Языковая среда – важный аспект в изучении любого языка, – подчеркнул Д. Кошим. – У многих граждан нет стимула изучать казахский язык, потому что все бытовые действия, как открыть счет в банке, купить товар в магазине, получить услуги, они могут совершать с использованием русского языка. Вместе с тем у нас появились люди, по статистическим данным около 18%, которые говорят только на казахском языке и не знают русского. И они также могут получать услуги, совершать бытовые действия, пользуясь казахским языком. Мы еще разделяемся по языковому признаку. Такого быть не должно. Язык формирует единую нацию, государственный язык должен стать фактором консолидации общества. Мы гордимся тем, что у нас в стране более 130 этносов. Во Франции, например, проживают представители более трехсот этносов, все они считают себя французами и говорят на государственном французском языке, который их объединяет. Без знания государственного языка в 99% стран мира невозможно получить гражданство. В России даже трудовые мигранты, которые временно работают, должны сдать экзамен на знание русского языка. Это пример для нас, как нужно создавать языковую среду, потому что меняется языковая ситуация. И я думаю, что переход на латинскую графику облегчит эту задачу и будет способствовать более эффективному изучению казахского языка. Меняется языковая ситуация, введен КАЗТЕСТ, и через некоторое время знание государственного языка будет обязательным требованием для тех, кто хочет занимать хорошие должности. Это есть во всем мире. Если вы хотите учиться в Америке, вы должны сдать тест TOEFL, если в Великобритании – вы должны сдать ILETS. Если вы хотите учиться в Сорбонне, вы обязаны знать французский язык на уровне С или С+, без этого документа не примет ни один институт. Мы идем к этому. Раньше у нас в стране только одна должность требовала безоговорочного владения казахским языком – должность Президента. Сейчас уже в нескольких законодательствах есть пункт об обязательном знании государственного языка для конкретных профессий, особенно транспортных сотрудников, которые работают непосредственно с населением. Поднимается вопрос о том, что государственный язык должны знать депутаты Парламента, хотя это должно быть само собой разумеющейся аксиомой. Чтобы знать казахский язык, нужно говорить на казахском языке. Парадокс, но это так. И если бы мы с начала 90-х годов, с момента обретения Независимости говорили, выступали на казахском языке, сейчас бы не было такой проблемы, что некоторые граждане не знают государственного языка. Казахоязычная часть населения обязательно должна говорить и общаться на казахском языке, чтобы помочь русскоязычным гражданам освоить его. Это наш долг.
Нарушений закона о языках не будет
– Интересен пример, как добились востребованности государственного языка в Прибалтике, – продолжил тему Д. Кошим. – С 90-х годов Прибалтика полностью перешла на свой родной язык. Это называют «прибалтийским методом». К сожалению, это породило межэтнические и межнациональные конфликты, были привлечены ОБСЕ, ООН, Комиссия по правам человека, которые разбирались, действительно ли дискриминируется русский язык. Мне довелось изучать данную проблему в составе комиссии. Для меня это был интересный и поучительный опыт. Мы должны для себя уяснить, что выбор – на каком языке общаться – это право человека. И мы не можем диктовать иное в зависимости от того, на каком языке мы понимаем. Нередки случаи, когда казахи моментально переходят на русский язык, если с ними находится хотя бы один представитель некоренного этноса. Встречаются ситуации, что и русскоговорящие стараются разговаривать с казахами на казахском языке, чтобы выказать уважение таким образом. Во все времена знание нескольких языков считалось престижным, и человек-полиглот всегда был уважаем в любом обществе. А вот мнение о том, что представитель одного этноса может знать только свой язык, и на этом языке с ним должны разговаривать представители других этносов, называется шовинизмом.
Языковая среда создает эффект мгновенного погружения, человек осваивает язык автоматически. В той же Прибалтике языковой вопрос был снят через полтора года после применения такого метода. Никто оттуда не уехал, потому что страны эти культурные, проявления коррупции минимальны, достойные зарплаты. Почему бы не выучить язык? Конечно, это жесткие меры, Казахстану же больше импонирует эволюционный путь развития. Например, через законотворческие меры. Только у нас есть Закон «О языках», во всех других странах аналогичное законодательство носит название «О государственном языке». И там есть требование: каждый гражданин обязан знать государственный язык. Приводится также перечень профессий, представители которых должны знать государственный язык. В Латвии таких профессий – около двух тысяч. Некоторые законодательства предусматривают наказания и штрафы за нарушение языкового законодательства. Во Франции, например, если на государственном языке будет надпись с ошибкой в общественном месте, штраф 5 000 евро. У нас таких санкций нет, зато ошибок в рекламных вывесках, в баннерах и объявлениях на государственном языке – множество. Не исключено, что ошибки в надписях на казахском языке будут и на латинице. Прибалтийский путь нам не подходит, так как он породит конфликты. Лингвистическая проблема не должна превращаться в политическую и межнациональную. По последним данным, в школах республики с казахским языком обучения в настоящее время учатся более 30 тысяч представителей других национальностей. Мы уже сейчас должны задумываться о будущем. Русский язык в Казахстане будет, это часть нашей культуры, через русский язык мы получаем множество информации, разговариваем на нем с представителями других этносов и даже других государств. Но казахский язык – государственный язык – должен стать общим для всех этносов, для всех граждан Казахстана, стать консолидирующим фактором для нас и наших потомков. Сейчас большая часть граждан начинает общаться, писать и читать на казахском языке, и у русскоязычного населения также появляется интерес. Увеличивается казахоязычный контент, в том числе и в печатных изданиях. Это естественный процесс. И латиница, на мой взгляд, поможет решить многие языковые вопросы, которые сейчас есть.

Галина САМОЙЛОВА



ЗКО, г.Уральск, ул. Мухита, 57/1
zhaik_presscenter@mail.ru
pri_ru@mail.ru

Главный редактор газеты: 51-31-91
Заместитель главного редактора: 54-50-22
Секретарь: 50-40-47
Корреспонденты: 24-02-78, 50-59-21
Отдел рекламы: 51-51-09
Яндекс.Метрика