Дни азербайджанской культуры

Күні: , 18 рет оқылды

В ЗКАТУ им. Жангир хана представители азербайджанского этнокультурного центра «Бiрлiк» рассказали о своей культуре, традициях, особенностях кухни, гостеприимстве и дружелюбии.

Исторически азербайджанский и казахский народы объединяли не только торговые и экономические отношения. Духовное единство – родственные языки, одна религия, схожая судьба и история – является главным фактором их сближения. Представители азербайджанского народа селились в Казахстане в разные периоды. Большая их часть была переселена в 1937 году. Сегодня в Западно-Казахстанской области живет порядка полутора тысяч азербайджанцев.
– Казахстан стал домом для более чем 130 представителей разных национальностей, – сказал руководитель секретариата АНК ЗКО Гайса Капаков. – По сей день наша республика является примером для многих стран мира. Мы ценим и уважаем друг друга. Азербайджанский и казахский народы имеют древнюю культуру, историю, теперь мы должны беречь и укреплять наши отношения, сделать их достоянием наших будущих поколений. В нашей республике азербайджанцы трудятся практически во всех отраслях. Наряду с поздравлениями я хочу выразить благодарность самому азербайджанскому обществу. Сегодняшний мир и независимость казахской земли невозможны были бы без вклада всех этносов, и в том числе азербайджанского народа.
– Казахстан – уникальная страна с уникальными возможностями, – рассказывает депутат городского маслихата, председатель правления ОО «Азербайджанское культурно-просветительское общество «Бiрлiк» Наджаф Мамедов. – Нам повезло, что мы живем здесь. По последним данным, в Казахстане проживают 83 475 азербайджанцев и чувствуют себя очень комфортно. Вы знаете, что наши предки были насильно сюда переселены. Казахи приняли наш народ, разделили последний кусок хлеба.
– Сто лет назад выдающиеся сыны казахского народа, деятели Алаш Орды Бакытжан Каратаев, Гумар Караш, Елеусин Буйрин и их единомышленники-соратники, мечтая о счастье и просвещении своих соотечественников, закладывая основу нынешней независимости Казахстана, были одержимы идеей создания первой в наших краях газеты, – рассказал депутат городского маслихата Жантас Сафуллин. – Однако при ее воплощении в жизнь оказались перед лицом больших трудностей – отсутствии типографии и денег на печать газет. Прослышав о меценатской деятельности бакинского предпринимателя, наши земляки отправились в Азербайджан, где нашли искреннее и глубокое понимание своих проблем и получили бескорыстную помощь от З. Тагиева. Даже через сто лет, в наши дни трудно представить, чтобы кто-либо повторил благородный поступок азербайджанского мецената! Он дал тогда 1000 рублей посланцам из Западного Казахстана.
Поздравить сородичей с праздником приехал ансамбль «Азери» из Самары. Музыканты исполнили азербайджанские песни на народных национальных инструментах. Гости не смогли удержаться и стали танцевать лезгинку.
Наджаф Мамедов вручил дипломы и подарки победителям детских конкурсов рисунков, проводимых в рамках реализации программы «Рухани жаңғыру» и ко Дню азербайджанской культуры.

Георгий РАЗВАРОВ


«Байтерек» – устремленность к процветанию

Күні: , 15 рет оқылды

В прошлом месяце в Зеленовском районе прошли общественные слушания, на которых было предложено присвоить району новое название Байтерек. В целом в сердцах жителей новое название нашло положительные отклики.

В настоящее время население района составляет 58000 человек. Публичные слушания по переименованию района прошли во всех 22 сельских округах района. Большинство жителей, а это 87% выступили в поддержку переименования района. С большим воодушевлением это предложение восприняла и молодежь, и ветераны.
Некоторые люди в связи с переименованием района боятся хлопот с документами. Однако представители власти заверили, что в связи с переименованием документы менять не придется.
– В связи с переименованием района физические лица не понесут никаких финансовых затрат, связанных с заменой документов (удостоверения личности, водительских прав). Такие документы являются действующими и не требуют переоформления, – пояснил руководитель Зеленовского районного отдела внутренней политики Манарбек Ажкенов.
– Я считаю, что наш район заслуживает того, чтобы носить название главного символа страны – Байтерек. Если вспомнить историю, то наш район был образован в 1939 году, отделившись от Каменского района. Почему он был назван Зеленовским? Потому что первично райцентр находился в селе Зеленое. В то время село Зеленое было крупной артелью, здесь имелась МТС, два кирпичных завода, маслозавод. Но сейчас пришло новое время, все меняется. Мне очень нравится новое название Байтерек. Думаю для жителей это большая гордость, что район будет носить это название. Насколько все мы знаем, данный монумент олицетворяет собой представление казахского народа о мироздании.
Байтерек стал знаковым символом истории Казахстана, нового этапа в жизни народа. Я думаю, что смена названия района тоже принесет нам много положительных изменений, сохранив наше главное достижение – мир и согласие, – отметил председатель совета общественного согласия Зеленовского района Кадырбай Абдушев.
Ветеран труда Зеленовского района Николай Анципрович отметил, что вопрос о переименовании района поднимается уже не первый год. Правда, до этого несколько лет действовал мораторий на переименование и присвоение названий улицам и населенным пунктам.
– Работа по переименованию района ведется с 2010 года. Я считаю, что переименование – это очень правильное и важное предложение. Стоит отметить, что переименование проходит с учетом мнения всех жителей района. Я лично не возражаю, если Зеленовский район получит новое звучное гордое название Байтерек. Всем казахстанцам хорошо известно значение этого главного символа страны. «Байтерек» олицетворяет собой молодое, крепкое, растущее дерево, сохранившее свои исторические корни, имеющее прочную опору и устремленность к будущему процветанию. Тем более, что переименование района совпадает с реализацией программы «Рухани жаңғыру», которая проводится с целью воспитания молодежи на примере истории, – говорит председатель совета общественного согласия Переметнинского сельского округа Николай Анципрович.
– Это не веяние моды, а жизненная необходимость, ведь мы живем в Республике Казахстан, где государственным языком является казахский. Вопрос о переименовании поднимался еще тогда, когда объединялись два района, и было бы справедливо дать району общее название. Название Байтерек было выбрано из нескольких предложенных на общественных слушаниях в районе, на собраниях активов сельских округов. Переименован ряд населенных пунктов, Балаган – в Жанатан, Степной – в Оркен, все уже привыкли к новым названиям. Был Акмолинск, потом Целиноград, сейчас Астана. Новое название нашей столицы, переименование не ухудшило облик столицы, она наоборот становится только краше и величественней. Думаю, что район Байтерек будет звучать также гордо, как и Зеленовский район. Население волнуется, что нужно будет менять документы, поэтому нужно разъяснять, что все будет происходить по мере надобности, – говорит директор СОШ Кушум Валентина Леонтьева.
– Динамичное развитие современного Казахстана – результат широкомасштабных преобразований, охвативших важнейшие стороны жизни общества и государства. За годы Независимости были проведены качественные и исторически значимые структурные, конституционные и политические реформы, благодаря которым Казахстан стал современным прогрессивным государством с динамично развивающейся экономикой, мы обеспечили мир и общественное согласие. Вокруг все меняется, строится, модернизируется, и наш район – не исключение. Он стал краше, более узнаваем. И вопрос о переименовании нашего района стал сегодня актуален. Моя принципиальная позиция – не нужно бояться переименований. Очень многие организации, очень многие направления сейчас переименовывают, получают новое дыхание, новую жизнь. У меня название «Байтерек» ассоциируется с устремленностью к будущему, с процветанием. И я думаю, что благодаря этому названию, наш район с новым дыханием будет дальше развиваться и станет гордостью государства, – считает Мария Еременко, библиотекарь с. Озерное, Дарьинского сельского округа.
– Я тоже с глубоким чувством восприняла известие о переименовании района.
Зеленовский район – это моя Родина, здесь я прожила большую часть своей жизни. И мне небезразлична судьба родного края. Даже находясь на заслуженном отдыхе, я всегда держу руку на пульсе событий района. Радуюсь, и мне очень приятно, что район будет носить такое яркое название Байтерек. Глубоко убеждена, что с новым названием нас ждут хорошие перемены, – с воодушевлением говорит жительница с. Переметное, пенсионерка Лидия Андрейщева.

Альфия СЕМБИЕВА

 

«Байтерек» своим расположением и композиционным строением выражает космогонические представления древних кочевников, по преданиям которых на стыке миров протекает Мировая река. На ее берегу возвышается Дерево жизни – Байтерек (каз. Бәйтерек – «тополь», также «опора, защитник»), корнями удерживающее землю, а кроной подпирающее небо. Корни этого дерева, соответственно, находятся в подземном мире, само дерево, его ствол – земном, а крона – в небесном.
Каждый год в кроне Дерева священная птица Самрук откладывает яйцо – Солнце, которое проглатывает дракон Айдахар, живущий у подножия дерева жизни, что символически означает смену лета и зимы, дня и ночи, борьбу Добра и Зла.
«Байтерек» означает молодое, крепкое, растущее дерево, символизирует собой государство, сохранившее свои исторические корни, имеющее прочную опору и устремленность к будущему процветанию.


Не нужен нам берег турецкий…

Күні: , 71 рет оқылды

Часто, общаясь с людьми, слышу о том, что кто-то провел отдых в Турции, посетил Арабские Эмираты, грел косточки в Греции и побывал на экскурсии у пирамид Египта… Всегда хвалю и радуюсь за тех, кто расширяет свой кругозор с помощью путешествий по миру. Но, хваля и радуясь, не могу не отметить, что в нашем родном Приуралье немало прекрасных, удивительных, по-настоящему сакральных мест, о которых мало кто знает, и где мало кто побывал.

Странно, но большинство западноказахстанцев, как по расписанию посещающие зарубежные курорты, ни разу не были не то, что в Ханской ставке в Бокейординском районе (любимая отговорка – ехать долго, дорога плохая, придорожного сервиса ноль), но и даже на Сауркином яру в близлежащем Теректинском районе. А ведь яр по праву считается высшей точкой нашей области над Уралом. Помню, с каким удовольствием мне довелось первый раз исследовать эти места – заказник «Дубрава», где сохранились редкие для нашей местности породы реликтовых деревьев, Сауркин яр, Белый лоб, Воровская балка… В каждом из этих названий словно оживает история нашего края.
Или же, взять сарматские курганы в Долинском сельском округе, тот самый курганный комплекс «Таксай», где была найдена теперь уже знаменитая на весь мир Алтын Ханшайым. Комплекс внесен в республиканский реестр «100 сакральных мест Казахстана», а с останками Алтын Ханшайым работали лучшие специалисты в сфере истории и археологии не только нашей страны, но и зарубежья – изучали ее приблизительный возраст, социальное место в иерархии кочевой элиты, обстоятельства смерти. Анализы были проведены в Японии, Корее, Германии, Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске. Работала огромная команда по останкам и вещам Алтын Ханшайым, и исследования до сих пор продолжаются, каждый раз имеющаяся информация пополняется новыми фактами. Кроме того, с Таксайской жрицей связано много мистических и необъяснимых случаев, которые не могут объяснить даже ученые. Археологи, занимавшиеся раскопками кургана, утверждают, что это место с очень сильной энергетикой. И особенно лестно и примечательно, что с захоронением Ханшайым не связано никаких проклятий, мрачных пророчеств и прочих пакостей вроде оживших мумий из египетских пирамид. Наоборот – светлое место притягивает гостей, которые верят, что жрица приносит счастье. Можно надеяться, что возведение и недавнее открытие мавзолея на этом сакральном месте не только увеличит поток паломников, но и сделает комплекс «Таксай» местом, привлекательным для развития внешнего туризма.
Поистине великую историю имеет и городище Жайық, которое, по мнению ученых, впервые появилось на картах мира в 1562 году. Городище внес на карту агент Московской торговой кампании Энтони Дженкинсон под названием «Шакафшик» (Шакафни). Городище Жайық стояло на участке Великого Шелкового пути. Конечно, он не был по уровню как Отрар, Сауран и другие крупные города, но тоже играл свою роль в экономической и социальной жизни. А благодаря удобному географическому расположению в городище останавливались караваны и из Европы, и из Азии. Вместе с тем, даже в Европе мало таких городов, которые могут похвастаться своим присутствием на средневековых картах, а значит, городище Жайық в этом плане должно быть весьма интересно заграничным путешественникам. А уж нам – живущим на таком историческом богатстве – тем более!
Про историческую архитектуру Уральска было написано и сказано весьма много и до сегодняшнего дня. Однако, видно, недостаточно для того, чтобы просветить наших соотечественников. Иначе граждане гораздо бережней относились бы к зданиям уходящей старины, не разрушали бы их вандализмом и бесхозяйственностью.
Многие места нашей области достойны, если не камеры голливудского режиссера, то хотя бы киноленты на студии «Казахфильм». Например, пустыня Нарын-кум в Жангалинском районе. Она состоит всего из пяти барханов, но под слоем песка можно найти и реликтовые растения, и осколки древней посуды и много чего еще удивительного. А уж великолепные виды с золотыми рассветами, багрово-фиолетовыми закатами и ярко-голубым полуденным ультрамарином небес всколыхнут глубинные чувства даже у самых отъявленных скептиков.
Наша область – это пристанище вдохновения и фантазий. Потому что в Ханской роще, например, особенно сейчас, осенью, в разгар бабьего лета, можно запросто снимать кино про эльфов – ведь осенняя листва Ханской рощи так же сияет и переливается в солнечных лучах, как золотые деревья Лотлориена. А озеро и водопад Саркырама в урочище Кара-агаш Шынгырлауского района вполне могли бы быть наследниками великих водопадов Раурос. А на набережной реки Урал за Старым Собором можно закрыть глаза, прислушаться к чаячьим крикам и представить, что вот она, Серебристая Гавань с белыми парусами кораблей, которые унесут тебя по Великой Реке к Морю, на остров Валинор, а то и в само Беловодье. Конечно, это только легенды. Но ведь удивительные места нашей малой родины не теряют от этого свою привлекательность!
Поэтому, прежде чем пускаться в круизы и длительные перелеты к вожделенному «ол инклюзив», правильней будет изучить сначала свой родной край. Изучить – и влюбиться в него всем сердцем. Потому что наши вроде бы рациональные аргументы про плохие дороги, недоразвитый сервис, отсутствие удобств разбиваются вдребезги о те впечатления, которые остаются раз и на всю жизнь от встречи с этими по-настоящему сакральными местами.

Галина САМОЙЛОВА


«Я вернулась домой…»

Күні: , 45 рет оқылды

Значимым событием для Западно-Казахстанской области стало открытие мавзолея «Таксай ханшайым», посвященного найденной здесь при раскопках кургана жрице, принадлежащей к элите кочевого сарматского общества, жившего на территории Приуралья в 6-4 веке до нашей эры. Примечательно, что мавзолей полностью построен за счет средств меценатов и предпринимателей. Это стало огромным вкладом в сохранение духовного и культурного наследия и в реализацию программы модернизации общественного сознания.

По словам старшего научного сотрудника центра истории и археологии ЗКО Яны Лукпановой, место для строительства мавзолея Алтын ханшайым было выбрано неслучайно: рядом с комплексом Таксай-5, который расположен за мавзолеем. Слева находится комплекс Таксай-1, справа – Таксай-3. Мавзолей построен в панорамном месте так, чтобы каждый желающий мог его увидеть и посетить. Сама жрица была найдена в кургане 6 комплекса Таксай-1.

– В прошлом году начала свою реализацию программа Главы государства «Рухани жаңғыру», под эгидой которой в нашей области были реализованы важные проекты, направленные на модернизацию общественного сознания. Один из них – возведение мавзолея «Таксай ханшайым». Курганный комплекс Таксай в Долинском сельском округе Теректинского района внесен в «100 сакральных мест Казахстана» в рамках программы «Рухани жаңғыру». Благодаря труду наших ученых и археологов было найдено это уникальное захоронение с артефактами, проливающее свет на события из жизни наших предков, древних кочевников. Эти экспонаты есть в нашем областном историко-краеведческом музее. От лица акима области и всех западноказахстанцев выражаю особую благодарность меценатам, которые оказали помощь и внесли свой вклад в возведение этого мавзолея, – сказал заместитель акима области Габидолла Оспанкулов.

С историей Таксайской жрицы и найденными в ее захоронении артефактами присутствующие смогли ознакомиться, посетив экспозицию, специально подготовленную сотрудниками областного Центра истории и археологии.

Археолог Яна Лукпанова – «крестная мама» Таксайской жрицы. По ее словам, научное открытие было сделано отрядом областного центра истории и археологии в 2012 году, с тех пор оно получило мировую известность и встало в один ряд с известными, эталонными памятниками, как Аралтобе, Шиликты, Филипповка. Материалы курганных комплексов говорят об обширных межэтнических контактах, связывавших наш регион с Ираном, саками Приаралья, скифами Причерноморья. Найденные артефакты помогли существенно дополнить имеющиеся сведения по изучению материальной культуры ранних кочевников южного Приуралья.

Основным декором одежды жрицы являются солярные знаки. Это арийский знак движения солнца. Здесь также изображены грифоны, которые летают ближе всего к солнцу. Солярные знаки подчеркивают ее высокое положение в раннекочевом обществе. Конусовидный головной убор – это модель трехчастного мира: подземного, среднего мира, где живут другие люди, и небес. Архар – расположенный на вершине головного убора – это символ Хварны, особого положения человека. О ее высоком статусе говорят и гривна на шее, и омеговидные браслеты, изготовленные в ахеменидском Иране, такие украшения обычно полагались мужчинам и воинам. Вероятно, присутствие этих предметов в захоронении также подчеркивает особый статус жрицы. На украшениях есть символ – барс с рогами архара съедает теленка. Это код конца старого года и начала нового, знак весеннего равноденствия.

Предметы, найденные в захоронении Алтын ханшайым, указывают на то, что она выполняла жреческие функции и принадлежала к культу служителей Солнца – высшего божества сарматов. Амулет из клыков волка в золотой оправе говорит о поклонении тотему. Это оберег и обрядовая вещь. Ученые предполагают, что жрица гадала с помощью этой подвески, призывая дух тотемного животного – волка. У ранних кочевников волк был особо почитаем, каждый воин отождествлял себя с этим сильным и непоколебимым зверем, вождем стаи. Многие предметы, найденные в захоронении – это иранский импорт. Так, стеклянные сосуды были изготовлены в местечке Гилан в ахеменидском Иране. Интересно и зеркало с золотой ручкой, в ореховом футляре. Понятно, что предмет также был импортным, так как орех не растет в наших краях. Эти находки позволяют сделать вывод, что между Приуральем и Ираном был возможен прямой торговый контакт, а не через Хорезм, как принято считать.

О принадлежности к культу служителей солнца и плодородия говорят височные подвески жрицы с изображением семян растений. Есть поверье, основанное, к слову, не на пустых сплетнях, а на реальном человеческом жизненном опыте, что Таксайская жрица приносит счастье всем, кто приходит к ней в гости. Достаточно только коснуться ее подвесок или украшения. Наверное, добрым и светлым человеком была она при жизни.

Галина САМОЙЛОВА


Археологические памятники Шынгырлауского района

Күні: , 32 рет оқылды

Благоприятные природные условия района, содержащие уникальные экосистемы, в которых обитают редкие виды флоры и фауны, способствовали здесь росту населения в древности. Территория района была густо населена кочевыми племенами, о чем свидетельствуют древние курганы – степные пирамиды, сооруженные ими на возвышенностях. Они являлись ориентирами при кочевках.

Археологическое изучение района началось в 1966 году раскопками Г.И. Багрикова в районе с. Лебедевка. Именно тогда был впервые открыт известный сейчас всему миру Лебедевский могильник. Он располагается между степными речками Калдыгайты и Утва, часть которых протянулась между селами Лебедевка и Егиндыколь. На плато было тогда разбросано более 300 курганов, образующих 8 компактных групп. В 1977-1979 годах за три полевых сезона отрядом Уральского пединститута было раскопано 88 курганов. Материал, обнаруженный в курганах, датируется широкими временными рамками от эпохи бронзы до позднего средневековья. Состав находок Лебедевки разнообразный и говорит о разносторонних культурных контактах кочевников и городской цивилизации.
В 80-е годы ХХ века отдельные раскопки проводил сотрудник областного краеведческого музея Б. Раймкулов, на могильнике Ащысай. В 2001 году исследования района продолжились ЗКО ЦИиА, началось исследование уникального среди древностей Евразии комплекса Ульгули. На сегодняшний день в районе выявлено более 200 памятников археологии.
Программа по модернизации общественного сознания, предложенная Президентом Н. А. Назарбаевым нашла широкий отклик в обществе. Реализация включенных в нее актуальных проектов, таких, как «Рухани жаңғыру», «Туған жер», «Сакральная география Казахстана» дала новый импульс для изучения, возрождения, сохранения культурного наследия.
Самые древние артефакты, найденные на территории района, относятся к каменному веку. Здесь были обнаружены отдельные стоянки каменного века.
Следующий исторический период, который археологи зафиксировали в процессе исследования – эпоха бронзы. На территории района в 2001-2004 гг. был раскопан могильник Илекшар, относящийся к ней. В ходе археологической разведки было выявлено значительное количество курганов данной эпохи. Например, Ульгули, Кыземшек, Лебедевка. Уникальный погребальный комплекс, обнаруженный в могильнике Илекшар-1, говорит о захоронении здесь вождя, лидера. Причем он выполнял функции руководителя и жреца. Была проведена скульптурная реконструкция мужчины – вождя из захоронения «Илекшар» и дана датировка памятника – вторая половина III тысячелетия до н.э.
Период бронзы оставил яркий след в истории Шынгырлауского района. Его начало связано с предельно засушливой фазой климата, способствовавшей становлению подвижных форм скотоводства. В целом же хозяйство продолжало носить комплексный характер, базировавшийся на отгонном скотоводстве. В этот период были освоены все пригодные для обитания участки речных террас, а площадь отдельных поселений достигла 20-30 тыс. кв. м. В домостроительстве и других ремеслах навыки предшественников были доведены до совершенства. Появились новые орудия труда (кельты, косари, крюкастые серпы), отдельные виды которых переместятся в новую эпоху – железный век.
Следующий период в истории района – ранний железный век. Его памятники представлены в основном одиночными курганами и курганными комплексами. Судя по топографическим особенностям, курганы эпохи раннего железного века занимают, как правило, высокие водораздельные плато. Представлены они круглыми грунтовыми сооружениями полусферической формы, либо святилищами прямоугольной формы, окружены земляными валами.
Эпоха раннего железа богато представлена в курганах Шынгырлауского района. Среди них наибольший интерес вызывают материалы раскопок у с. Лебедевка и под Илекшаром Шынгырлауского района.
На обширном плато Есен-Амантау, растянувшемся на несколько километров от с. Егиндыколь на юге и до с. Сегизсай (Лебедевка) на севере, в течение многих тысячелетий кочевниками были воздвигнуты сотни курганов – грандиозных древних кладбищ. Цепочка из почти 40 курганов и прямоугольных склепов-«святилищ» комплекса Лебедевка II растянулась на плато Есен-Амантау с запада на восток на расстояние свыше 1000 м. Причем на возвышенной центральной части плато располагались самые крупные курганы (высота до 2,5 м, диаметр более 25 м), датирующиеся скифской эпохой, а на западной и восточной перифериях некрополя – квадратные «святилища», относящиеся к гуннскому времени.
Курганный комплекс Лебедевка занимает особое место среди курганных древностей Южного Приуралья. В 2001 году отрядом ЗКАЭ под руководством А.А. Бисембаева и С.Ю. Гуцалова была проведена сплошная разведка памятников археологии в данном микрорайоне и проведены раскопки на курганном комплексе Есен – Амантау (Лебедевка II). В центре могильника располагались самые крупные курганы высотой до 3-х метров и диаметром более 25 м. В 2002 году ЗКАЭ исследовала 9 объектов. Самый крупный в группе курган №6, занимающий центральное место в цепочке и выделяющийся богатством инвентаря и пышностью обряда. В погребальной камере было обнаружено погребение женщины с богатым и специфическим инвентарем. Одежда погребенной была украшена золотыми бусинами, нашивками грушевидной формы, выполненными в технике зерни. Слева от черепа находилось скопление нашивных бляшек конусовидной формы из желтого металла в виде «таблеток», вихревой свастики, бляшек полусферической формы, бляшек в виде головы оленя. Чуть южнее бляшек найдена бронзовая оковка деревянного сосуда с контурным изображением головы грифона с большим клювом. Возле височных долей черепа найдены две подвески из желтого металла. Вокруг головы погребенной обнаружены кусочки красной охры. Возле скелета найдены раковины Griphaea, одна из которых наполнена красной охрой и скопление черных галек. С левой стороны чуть выше черепа лежало бронзовое зеркало, флакон темно-перламутрового цвета, с правой стороны разбитый стеклянный сосудик бирюзового цвета. «Техника изготовления, декор тулова и оформление венчика связывают» эти два стеклянных сосуда «с другими находками из раннесарматских погребений Южного Приуралья», они находят «параллели в богатом женском погребении середины V в. до н.э. в Вани в Колхиде». На уровне грудных позвонков обнаружен каменный оселок с глиняным пряслицем биконической формы, в ногах находился глиняный сосудик такой же формы. Под черепом обнаружены бляшки из желтого металла круглой формы. Наличие такого инвентаря в погребении безусловно говорит об особом статусе женщины, возможно жрицы, такое предположение нам позволяют дать предметы культового характера: зеркало, сосудики, кусочки красной охры, раковины Griphaea, в также нашивные бляшки.
Стоит подчеркнуть и группу курганов из комплекса Илекшар-1. Это курганы со сложной бревенчатой конструкцией. К сожалению, они неоднократно грабились в древности. Особый интерес представляет захоронение двух коней с богатой металлической уздечкой, выполненной в зверином стиле.
Имеются воинские захоронения IV-III вв. до н.э. совершенные в катакомбах, в сопровождении колчанов со стрелами. Также в верхних слоях кургана №1 открытое редкое захоронение всадника-кыпчака с конем.
В целом, изучение раннего железного века позволяет сделать вывод о существовании и длительной истории крупных степных империй, последовательная смена которых нашла свое отражение в археологических памятниках на территории области и района.
В XII-XIII вв. на историческую сцену выходит группа кыпчакских племен. Миграционные процессы и изменения в территориальном расселении племен степной полосы в 30-х гг. XI в. повлекли за собой перестановки в составе племенных группировок, локализовавшихся в Западном Казахстане, что в свою очередь, привело к ощутимым изменениям в оставленных средневековым населением памятниках. В первую очередь, это выразилось в том, что в данный период появляются крупные курганные группы, содержащие однотипные или близкие по чертам обряда погребения. Значительно снижается количество потревоженных ограбленных захоронений, а также число захоронений, впущенных в насыпи курганов более ранних эпох. Прорыв в XI веке в степи Восточной Европы сделал кыпчаков доминирующей силой на огромной территории от Днепра до Алтая. Вполне вероятно, что в конце X – начале XI вв. до основного миграционного перемещения происходили отдельные спорадические проникновения кыпчакских групп на территорию Западно-Казахстанской области с места их основной локализации – Центрального Казахстана.
Сходство в чертах погребального обряда дополняется тем обстоятельством, что состав инвентаря, укладываемого в могилу, и его отдельные категории, такие как стремена, удила, наконечники стрел, зеркала, ножницы, серьги проходят этап «стандартизации». Происходит некоторая унификация: в могилы со сходным обрядом укладывается определенный набор вещей, выполненных в типологическом сходстве. Памятников кыпчаков до прихода монголов мало не только на территории области, но и в регионе в целом. К ним можно отнести погребение воина в кургане №6 комплекса Лебедевка VIII, захоронение в кургане №10 комплекса Лебедевка VI, а также развеянное погребение вблизи аула Жанаказан. С приходом монголов появляется огромное количество погребений, в десятки раз превышающее их количество в предшествующий период. К периоду Золотой Орды на территории области относятся следующие комплексы: Лебедевка VI, VIII.
Период Золотой Орды представлен курганными комплексами Лебедевка VIII, Илекшар. Как правило, это безинвентарные погребения, часть из которых расположена в сырцовых оградках, что очень осложняет датировку комплексов.
Таким образом, уже в первом тысячелетии нашей эры перемещения гуннов, а затем усиление этнополитического влияния тюркского элемента привели к формированию новых политических объединений. В Западном Казахстане усиление огузов, сменившееся господством кипчакской конфедерации привели к формированию общего типа хозяйственно-культурной жизнедеятельности народов региона.
К сожалению, важно отметить, что многие курганы на территории района подвергаются антропогенному воздействию. По итогам археологической разведки 2017 года отрядом центра истории и археологии было выявлено три кургана с современным грабительским лазом, траншеями или распаханные сельскохозяйственной техникой. Они попадают в разряд аварийных, что приводит к необходимости копать подобные курганы.

Яна ЛУКПАНОВА
старший научный сотрудник Западно-Казахстанского центра истории и археологии


Алашординцы – политики и врачеватели

Күні: , 23 рет оқылды

К 100-летию образования движения Алаш в музее «Рухани жаңғыру» состоялось заседание круглого стола «Алаш дәрігерлері».

В нем приняли участие алашевед, историк Д. Сулейменова, ученый С. Курманалин, заместитель директора по воспитательной части педагогического колледжа им. Ж. Досмухамедова А. Кайыргалиева, участники сети клубов «Дарын», студенты факультета истории и права гуманитарной академии.
Спикеры рассказали о неизвестных доселе фактах из жизни врачей-деятелей движения Алаш, об их роли в истории – Халела Досмухамедова, Ахмета Маметова, Бактыгали Бисенова, Исы Кашкынбаева.
– Эта тема обширная, животрепещущая и актуальна до сих пор. Деятели движения Алаш заложили основы Независимости. И теперь, когда мы обрели Независимость, все больше неизведанных подробностей и фактов выплывает наружу. Представители передовой интеллигенции того времени, окончившие престижные университеты Петербурга, Томска, Саратова, Казани и других городов России, были одними из первых врачей в Казахстане, которые всю свою жизнь посвятили лекарскому делу.
Х. Досмухамедов был человеком разносторонним, помимо врачебной деятельности он написал статьи о гигиене школьников, о природоведении, – рассказала заведующая музеем «Рухани жаңғыру» Асылжан Мурзабулатова.
Один из залов музея посвящен истории национального движения «Алаш орды». Сотрудники музея постарались оборудовать его как кабинет Жаханши Досмухамедова, руководителя Западного крыла движения Алаш. Здесь представлены фотографии видных деятелей Алаш, редкие экспонаты, документы, антикварная мебель того времени, вплоть до личных вещей алашординцев.
В музее выставлены ложка, вилка, тарелка, которыми пользовался Бахытжан Каратаев. Реалистичности данной экспозиции придают две восковые фигуры Халела и Жаханши Досмухамедовых. Художник изобразил их сидящими с задумчивым видом за массивным деревянным столом, на которым стоят телефонный аппарат с круглой трубкой и старинный торшер.
– Алашординцы были разносторонними и талантливыми людьми, они овладели многими профессиями. Многие из них были врачами, – рассказала кандидат исторических наук, алашевед Даметкен Сулейменова. – К этому сподвигло их бедственное положение казахского народа, желание служить своему народу и улучшить здоровье населения. Накануне этой знаменательной даты мне позвонила дочь Бактыгали Бисенова Роза Бисенова, которая проживает в Астане. Бактыгали Бисенов учился в реальном военном училище, затем окончил вуз и работал врачом в селе Тайпак, и в то время ему не было равных в профессионализме. В начале 20-го века был дефицит врачей. Сейчас 21 век. Но ситуация практически не изменилась. Также не хватает грамотных квалифицированных врачей, которые могли бы поставить правильный диагноз, назначить оптимальное лечение. Мы должны пропагандировать труд врачей-алашординцев и обнародовать их медицинские статьи. Например, мало кто знает о лекарстве, разработанном Халелом Досмухамедовым, в составе которого 1500 различных трав. Оно уникально, и необходимо изучить другие наработки алашординцев в этой сфере, чтобы узнать как можно больше об их методике врачевания. Мы сейчас пользуемся химикатами, которые не вполне безвредны, а могли бы обратиться к накопленному опыту наших именитых предков.

Арайлым БЕККАЛИЕВА


Сакральный «лайк» Жанибека Абилпеисова

Күні: , 61 рет оқылды

Человеческая память удивительно избирательна. Столько лет стремился попасть в село под названием Антоновка, что на берегу реки Жайык, в родные места своего героя – известного деятеля Западной Алаш-Орды Есенгали Касаболатова, но все не удавалось, а случай подвернулся нежданно-негаданно, когда нынешним летом направлялся в село Тайпак, совершенно по другим причинам.

Антоновка нынче имеет другое название – Атамекен. «Еще здесь есть одно удивительное местечко, которое миновать никак нельзя, – доверительно сообщил мне мой спутник, известный уральский краевед, знаток истории здешних мест Аленгали Кереев, когда миновав речку Багырлай стали подъезжать к небольшому селению, отстоявшему от трассы Уральск – Атырау и собственно самой реки равноудаленно, в километре от них. Это музей при местной школе. Кстати, и директор его уливительный человек».
Антоновка (или Антоновское) – название бывшего казачьего укрепления, одного из девятнадцати форпостов на Нижнеяицкой линии, протяженностью от Илека до Каспия, в правобережье Жайыка, с помощью которого казаки отогнали местных жителей – «вшивых волков», по их выражению – от десятиверстной прибрежной полосы, отведенной для нужд казачьих станиц. Кроме того жители форпоста снабжали Кремлевскую столовую богатыми уловами редких осетровых рыб (кстати, когда-то именно здесь ловился самый крупный осетр, вес которого достигал 300 кг). До наших времен из строений форпоста дошло лишь одно-единственное здание – купеческий дом, сложенный из красного кирпича, небольшой, с четырьмя комнатами. В здании имеется подвал, потолок которого выведен в форме арки, тоже из жженного кирпича. Вполне вероятно, подвал в свое время служил местной тюрьмой: есть сведения, что в форпосте на четыре месяца был заточен Сырым Датулы – предводитель национально-освободительного движения конца XVIII – нач. XX веков, застенки эти также помнят здешнего легендарного батыра Турлана Асауулы, который умер здесь же в темнице, временным ночлегом стал он и для поэта Махамбета Утемисулы, когда его этапировали в Уральскую тюрьму.
В советскую эпоху строение периодически меняло назначение: сначала это был детский дом, потом его отдали маслопрому, затем в нем функционировали медпункт, библиотека, почтовое отделение, и уже в начале 1990-х старинное архитектурное здание определили под школьный склад. Когда началась повальная приватизация, всякие доброхоты на наживу коршуном налетели на крепкое здание. Директор местной школы Амангельды Жанайысов под предлогом того, что здание находится на балансе школы, уберег его от сноса, точнее вульгарной реставрации. Как раз в это время в родные пенаты возвратился выпускник факультета журналистики КазГУ Жанибек Абилпеисов, уроженец близлежащего аула Жаман-Кудук. Он находился в поисках работы. Но директор школы с ним был краток: вот тебе фронт работ и будущее рабочее место, отремонтируй историческое строение и будет бывший купеческий дом школьным музеем. Жанибек, не мешкая, приступил к работе и через несколько дней спешно собранный им отряд «тимуровцев» с помощью Жанайысова, руководителя крестьянского хозяйства «Болашақ» Омиржана Айтмаганбетова, жителя аула Нурлана Маужигитова и дизайнера из Уральска Армана Дауылбаева привели в порядок и здание, и бурьяном заросшую территорию. По факту здание и тогда, и сейчас не числилось на балансе школы, поэтому Жанайысову на первых порах пришлось брать Жанибека на работу к себе, в школу учителем рисования. Позже зачислили в штат районного отдела туризма и экологии в качестве педагога. Пока шло оформление, Жанибек с учащимися соорудили первые витрины под экспонаты, параллельно собирали старинные вещи, утварь, фотографии и сведения об истории аула и окрестностей. Сам Жанибек скуп на слова об этом периоде жизни, но я точно знаю: это было время ожидания счастья. Как говорят казахи, не в свадьбе, а предсвадебных хлопотах самый смак.
Наконец, 28 февраля 2014 года школьный музей впервые распахнул свои двери для посетителей. Кстати, краеведческий музей «Жерұйық» («Земля обетованная») при сельской общеобразовательной средней школе имени Махамбета стал первым школьным музеем в районе (к сведению: всего на территории Акжаикского района Западно-Казахстанской области 24 школы имеют свои краеведческие музеи!).
По цементным ступенькам поднялись на террасу, крытую шифером, кстати, это единственная поздняя пристройка к зданию. Собственно под музей отведены две основные комнаты, отделенные от двух соседних довольно просторным коридором. Первая – вводная экспозиция знакомит с местной историей, на тематических стендах размещены скрупулезно собранные сведения об общей истории села и его окрестностей, известных личностях – выходцах из этих мест, сакральных памятниках. Последние преподносятся посредством карт, графически выполненных руками самого директора музея. Стенды были сконструированы при материальной поддержке спонсоров, а также на личные средства Жанибека. Вторая особенность экспозиции – это утварь более позднего периода, наглядно показывающая жизнь и быт жителей Антоновки-Атамекена, причем весьма редкие на сегодняшний день: огромные старинные весы, крючья и ножи, которые использовались для ловли и разделки рыбы, флакон для духов начала XX века, ружье-берданка, скребок для обуви, фонари, ручные весы, глиняные кувшины, бритва, коромысло и многое другое.
Но особой гордостью Жанибека является следующий, основной зал, где выставлены экспонаты, рассказывающие о национальных традициях, обычаях и обрядах казахского народа. Экспозиция из старинных предметов воссоздает быт, уклад жизни предков здешних жителей. Начинается путешествие в прошлое со стенда, посвященного 550-летию Казахского ханства, примечателен макет юрты с убранством в разрезе. Дальше следуют монеты из Сарайшыка – древней столицы Золотой Орды и позднего Ногайлинского улуса, развалины которого лежат в двухстах километрах отсюда. Самой древней из монет, по приблизительным подсчетам более 700 лет. Монеты были найдены учащимися школы им. Махамбета. Здесь же на отдельной витрине выставлены экспонаты, собранные школьниками в здешних местах.
В комнате хранятся обязательные атрибуты воинов-всадников: конская сбруя, два вида седла – одно из них привезено из Алматы, оно принадлежало воину из Улы жуза, маститое, с широкими лопастями, второе – более узкое, типичное для Младшего жуза. Рядом – цепь, с помощью которой треножили коня, странный стремена – в стародавние времена его также использовали как оружие защиты, когда под рукой не оказывалось ружья или использовали в охоте на дикого зверя. Ряд экспонатов собственного изготовления, своего рода это реконструкция старинных воинских доспехов: шлем (дулыға) с кисточкой, изготовленный на заказ известным скульптором Ергали Бекешевым, кроме боевого наголовья также выставлены щит (бес қалқан) и кольчуги.
Последние имеют особую историю. Дело в том, что такой защитной одежды ныне нигде не сыскать, их можно только заново создать, копируя старинные формы, используя оригинальные технологии изготовления. В музее выставлены два вида кольчуги (кіреуке), причем изготовили их дети, подопечные Жанибека, своими руками: одна состоит из медных колец и весит 8 кг, другая 15. Последний доспех дети связали из колец, сделанных из нержавеющей проволоки толщиной два миллиметра, диаметром десять миллиметров, всего на 14 тысяч таких колец потрачены 15 кг проволоки.
Я решил облачиться в кольчугу. Один не смог осилить, тогда на подмогу подошли директор и Аленгали ага, которые и натянули на мою впалую грудь эти кольца. Ух, тяжелая! Словно надел пиджак, весь обвешанный орденами и медалями. В руки дали щит, кривую саблю (қылыш), дабы гость хоть на миг почувствовал себя не только Властелином колец, но также отважным батыром, который не раздумывая мог ринуться навстречу сотне, а то и тысячному тумену вражескому. А вот чтобы удержать секиру, еще вдобавок вооружиться луком, мне надобно было родиться многоруким Шивой. Не дано, поэтому ограничились показом остальных видов традиционного оружия.
«Бес қару» – пять видов оружия, украшающие эту комнату – затаенная гордость Жанибека (примечательно, талантливая журналистка из Уральска Наталья Горохова свою статью о музее «Жерұйық» так и назвала «Музей «Бес қару» в Атамекене»). Это метательное, режущее, рубящее, колющее и ударное оружие. В музее из них хранятся найза – копье с широким наконечником, айбалта – боевая секира с лунообразным и широким лезвием, из рода ударного оружия шоқпар – палица, сделанная из одного куска дерева в виде тяжелой дубины с головкой. О сабле уже упомянули, а вот на метательном оружии – складном боевом луке (жақ) стоит отдельно остановиться (просим не путать жақ с садақ – отдельным футляром для лука, налучом). Термином «жақ» обозначался в прошлом и весь набор с налучем, колчаном (қорамсақ) и портупеей для их ношения – қылыш-бау. Буквально сто лет назад отлично стрелять из лука с детских лет умел каждый казах. Примечательно, что у казахов, в отличие от других народов, стрела в длину достигала одного метра, дальность ее полета – пятьсот метров. Нынче считается, что у нас всего два умельца занимаются изготовлением традиционных луков, одного из них – руководителя спортивного клуба «Ағатай» в городе Атырау, специалиста-нефтяника Мурата Габдусалимова отыскал Жанибек. В 2015 году Мурат по его приглашению побывал в ауле Атамекен, рассказал учащимся о древнем искусстве стрельбы из лука – жақ тарту, о «бес қару» с демонстрацией навыков стрельбы, а также образцов оружий и доспехов из собственной коллекции. Тогда же он вручил тот самый лук собственного изготовления в музей в качестве экспоната. А ведь жақ этот не простой – побывал он в Бурабае, где Мурат с него спустил стрелу в знаменитый Оқжетпес, она чуть-чуть не достигла его вершины, а спустя два года, в 2015 Габдусалимов с ним выступил в китайском городе Лэду, на международном соревновании традиционных лучников. Такая вот непростая история у этого необычного, красивого и грозного одновременно экспоната.
И сам хранитель музея с трепетом и большой любовью относится к этому виду оружия, что можно было наблюдать, когда он с большим усердием и неплохим знанием дела продемонстрировал нам технику натягивания тетивы и пуска стрелы. По ходу рассказывал одну дивную историю: оказывается, в древности лучники захватывали тетиву лука большим пальцем, поэтому для его защиты от травм при ударе тетивы применялось специально кольцо лучника с язычком (не зря в одной из старинных песен искусный лучник ведет речь о своем большом пальце (бармақ), который желает, чтобы его вознаградили: «Барақты атқан бармағым, / Бал тілейді тамағым»). Такая техника стрельбы была необходима в быстром бою на скаку. Кольца делали из металла, кости. Когда лучшие лучники-тюрки попадали в плен, им отрубали большой палец, чтобы лишить мастерства владения луком (а может это декапитация, когда враг хотел тем самым завладеть боевым духом отважного воина). Как бы то ни было, побеждающий воин-лучник при подходе к своей юрте поднимал вверх большой палец, давая понять, что победа за ними или то, что сам он цел и здоров. Отсюда, говорит Жанибек в полном убеждении, произошел современный знак «лайк». Кто бы мог подумать, что мой земляк – знаменитый меткий стрелок Коктаубай из рода Есентемир, который подобно Одиссею мог провести свою стрелу через отверстия двенадцати мотыг, был одним из первых «лайкосов»?!
Коктаубай имел определение к своему имени – «көн садақты», это означает, что знаменитый его лук был обтянут специальным пергаментом – татырға. Сейчас такие луки канули в Лету, приходится их либо самим изготавливать, либо покупать у мастеров-изготовителей. Например, тот самый лук, что в экспозиции музея, Жанибеку обошелся в четыре барана. Қылыш он купил в Алматы. Шлем-дулыға обошелся в 90 тысяч тенге (из 430 экспонатов музея большинство куплены на собственные средства Жанибека). А вот палицу-шоқпар сделали ребята-кружковцы.
Да, «Жерұйық» не просто музей. Маленькие две комнаты есть средоточие научно-поисковых изысков, ибо при нем работает краеведческий кружок, причем весьма эффективно и масштабно. Жанибек с детьми не только собирает информацию и материалы, но также организует краеведческие поисковые экспедиции. Например, по его инициативе группа учащихся побывала в Ханской ставке Бокей-Орды, посетила мазары кюйши Мамена и музыканта Туякберди Шамилова в соседнем Жангалинском районе. Из поисковых экспедиций необходимо отметить организованную летом 2014 года Акжаикским районным отделом туризма и экологии масштабную экспедицию, в ходе которой была отмечена на карте 81 надгробная плита, сфотографирован 61 кулпытас. Более того, с помощью приглашенных из Астаны специалистов и местных энтузиастов – журналиста Казбека Кабжанова, муллы Муратбека Жахатова и краеведа-музейщика Аманжола Салимова были прочтены написанные арабской вязью надписи надгробных памятников, доселе неизвестные. Так, при исследовании пантеона Маулимберди было установлено, что в некрополе, в основном, погребены религиозные деятели, выходцы из этих мест – шейхи и уламы, получившие в свое время специальное образование в крупных религиозных центрах мусульманского мира. На месте погребения святого Урака Кайыпулы возле аула Кадыркул, при чтении случайно уцелевшего куска надгробной плиты было установлено последнее пристанище Шагырая Жадикулы – легендарного батыра, чье имя стало боевым кличем рода шеркеш. Теперь его благодарные потомки на том месте планируют воздвигнуть архитектурнай ансамбль. В пантеоне Байшорек обнаружена могила прославленного кюйши Сугира Мырзалыулы. В местности Базаршолан исследовано место погребения Саудабай батыра Коккозулы из рода Алаша. Расшифрованы надписи надгробных плит батыров Сартая Сатыбалдыулы и Есиркена Камбарулы, тела которых покоятся на кладбище Кенжегара. Экспедиция также работала в мазаре внука Абулхаир хана – Есимхана Нуралыханулы, что находится в окрестностях аула Ескиесим. Всего по итогам экспедиции полностью прочтены, пронумерованы надгробные плиты в пантеонах Байгутты, Байшорек, Байбарак, Кукулак и Базаршолан-5, все они внесены на карту. Некрополь Есимхана пронумерован наполовину, здесь же были проведены картографические работы.
Во всех этих работах непосредственное и активное участие принимали ребята-кружковцы, среди которых можно отметить таких «следопытов» как Досхан и Темирлан Сейтбаевы, Нурсауле Абилпеисова, Айгуль Куанышкызы, Жандос Кыдыржанов. Дети постигали азы полевых работ, осваивали навыки картографирования и ведения археологических раскопок. Вся основная работа по поднятию из-под земли и установлению старых надгробных памятников ложилась на хрупкие плечи юных участников экспедиции, и это все при 43-45-градусной жаре! Но никто из них не робел, не хныкал, не увиливал от работы. Одно дело, когда в школе или находясь в пришкольном летнем лагере посетить музей, изучать историю через экспонаты, но как только прикоснешься к вечным камням своими руками, к юным сердцам приходит глубинное осознание того, что они не первые и не последние в этом бренном мире, что все уже было, есть и будет, и надобно оглянуться назад, знать лучше прошлое, если ты действительно хочешь идти вперед, устремляясь в будущее. Одно дело лицезреть перстень-печать Данияра би, совсем другое ощущение, когда воочию видишь мавзолей его отца – знаменитого Уки би из рода байбакты. Или же в окрестности аула Тайпак чтишь память незаслуженно забытого поэта Бисекеша Есжанулы, но вдруг мгновенно, мысленно переносишься в эпоху его прямого предка – знаменитого предводителя и сказителя Жиембета Бартогашулы, советника хана Есима из династии основателей Казахского ханства. Жиембет из рода тана умер в этих же, родных местах, но деяния свои совершал в Ташкенте. Где Мавреннахр, а где наш Байшорек! Значит, творилась же история, которую мы доселе не можем толком постичь?! Или же возьмем найденный в местности Байгутты на месте зимовья флакон из-под духов: казалось бы, тысячи верст отделяют эту глухомань в казахской степи и московской парфюмерной фабрики «Брокаръ и К», но, стало быть, наши бабушки еще сто лет назад не только мыли голову керосином и скипидаром, как нам говорят, но также прихорашивались, душились не хуже столичных барышень.
А сколько еще тайн хранит эта земля, которая молча слушала и топот коней, и рев моторов первых тракторов?! Казалось бы, трудимся, копошимся, что-то делаем: только по материалам одной экспедиции Жанибек составил карту сакральных мест Тайпака, создал мультимедийный слайд «Роль школьного музея и краеведческого кружка по изучению истории разного края», заложил основу будущей фундаментальной книги «Эпиграфические памятники Западного Казахстана», кружковцы Жандос Кадыржанов и Косем Кубашев на республиканском слете туристско-краеведческих дружин «Моя Родина – Казахстан» вышли победителями в номинации «Тропы родных мест» и т.д. Но для Жанибека Абилпеисова все это лишь начало дела. У него есть план работы на ближайшие годы, это – завершить нанесение на карту всех сакральных памятников местности и их квалифицированная расшифровка, найти место погребения Жиембета жырау, установить памятный знак на могиле Сугира сказителя. Стратегическая цель такова: сочетание поисковых работ, музеефикация и выпуск итоговых исследований. Только так можно почтить память славных предков.
Но время не дает развернуться нашему герою. Эра романтиков уходит, уступив место утилитарному прагматизму, что отчетливо влияет на задумки Жанибека привести сердце комплексной краеведческой работы – здание музея в надлежащее состояние. Дом без кровли, в ненастные дни с потолка течет вода, благо, что почти метровые кирпичные стены не дают окончательно разрушиться зданию, но не выдерживают углы, где кирпичи из года в год продолжают обламываться. Третья комната, сложенная из саманного кирпича, где раньше размещалась сельская библиотека, а также коридор находятся в аварийном состоянии, что требует немедленных ремонтных работ. Также можно восстановить подвал и открыть его как часть музея в виде тюрьмы-изолятора царских времен. Все эти проблемы висят годами, точно также не решается вопрос проведения в дом газопровода, который проходит в непосредственной близости от музея. Как всегда, причина банальная – нет средств. Знакомясь с этими материалами, я узнал вдруг все, что знал прежде, но с большой точностью. Миллионы и миллионы затрачиваются, порой, на второстепенное, а то и миллиарды не осваиваются, при этом не могут найти сравнительно небольшую сумму для ремонта здания, которое в цивилизованных странах находилось бы под защитой государства, не только как материальное наследство, но и нематериальное – самого Хранителя древностей из Атамекена, как Живую сокровищницу нации, что демонстрируется во многих странах по начинанию Южной Кореи. Или номинировать в проект «100 новых имен».
Здесь слово «нематериальное» в адрес Жанибека мы используем скорее как образ. На самом деле он еще как материален! Этот Крутой из Антоновки крут характером, лицом упрямой решимости. Ведь он из рода патриотов и его натура в высшей степени патриотична. Это не просто дух критицизма, а вековечная боль. Боль его многострадального народа. И она отзывается, прежде всего, в хрустальных сердцах его лучших сыновей, одним из которых я по праву считаю Жанибека Абилпеисова. Этот перезвон хрустальный когда-то, в далеком 1986-м, в декабре влил восемнадцатилетнего юношу в ряды восставшей молодежи. Писал стихи, но не стал включаться в длиннющий список начинающих поэтов, зато стал первым последователем известного метафизика-традиционалиста Ақ Сарбаза (Едихана Шаймерденулы). Другими словами, он энергетический целитель и духовный советчик. По сей день Жанибек находится в том ряду, в когорте «сарбазовцев», активно содействуя планомерной подготовке своего гуру по поднятию человечества на новую эволюционную ступень. Вот так вот. В сущности, то, чем сейчас занимается Жанибек, есть часть дивной работы этих босоногих романтиков по восстановлению и поднятию народного духа. Этот же дух вырвал героя нашего времени из рутины повседневности, наполнив его жизнь настоящим содержанием. Наверно это и есть период великого счастья, подлинная жизнь, какая она должна быть. И надо это ценить, а не размениваться на всякие там мужицкие дела сплошь и рядом.
Мы, по казахской традиции, приняли приглашение Жанибека посетить его «орлиное гнездо» – обычная небольшая изба с глинобитными стенами. Познакомившись с его женой Назгуль, детьми – в семье четверо сыновей и одна дочка, та самая Нурсауле, участница упомянутой нами экспедиции: похоже, единственная и потому любимая папина дочь пойдет по стопам отца. Иначе быть не может, песчинка золота не должна одиноко блестеть в пустыне. Брюлики должны быть много, иначе дорогу не осилим. Чуть не забыл, еще во дворе стоял синий колесный Беларусь – как памятник времен «совка», но трактор исправно работает в цепочке: скоту надобно заготовить сено, а скотина нужна для нужд музея.
На прощание обменялись книгами. Машина еще не успела отъехать, а Жанибек тут же, прислонившись калитке, начал читать мой «Високосный год». Таким он и остался в моей памяти. И во всем его положении была такая завороженность и нечеловеческая стынь, будто ему дано было увидеть и запомнить то, что больше никто не смог бы понять. «Так, поздним хладом пораженный, / Как бури слышен зимний свист. / Один – на ветке обнаженной, / Трепещет запоздалый лист!..».
Машина мчится по трассе, унося нас к новым встречам с людьми. Навстречу человеческим судьбам. Лето на излете, в Приуралье пришло настоящее бабье лето. Далеким гулом синеет Жайык, но по-прежнему течет широко и величаво. Наполненный ароматом степных трав и полуденными солнечными красками воздух. Чуть прохладой потянуло… Отвернув взор от неистового буйства жизни, вдруг внимательно рассматриваю свои пальцы. Я не совсем жалую кольцо, основание пальчиков тоньше, чем фаланги: наденешь, потом не вытащить. Разве что колечко больше подходило на большой палец, но и у нас так не заведено. Поэтому в бармаке кольца нет, но, о, чудо! – я начинаю машинально, по наитию как вековечный свой дальний предок поднимать свой бас бармақ вверх.
Лови лайк, Жанибек, золотник ты наш родной…

Максат ТАЖ-МУРАТ


Летняя ставка – свидетель славных дел Жангир хана

Күні: , 37 рет оқылды

В Уральск вернулись ученые Западно-Казахстанского аграрно-технического университета имени Жангир хана, участники международной научно-познавательной экспедиции «Ханская плотина», прошедшей в рамках программы «Рухани жаңғыру». В ходе экспедиции удалось не только найти фактическое подтверждение расположения Летней ставки Жангир хана, ханской плотины и исторических памятников, но и наладить ученые связи между историками ЗКО и Волгоградской области.

Экспедиция продлилась 5 дней и прошла по маршруту Уральск – Волгоград – Палласовка (Палласовский район Волгоградской области) – п. Кумысолечебница.
Основной целью экспедиции под руководством заведующего историко-этнографическим музеем имени Жангир хана Нуржана Тулепова, было изучение историко-культурного наследия Ханской плотины в окрестности п. Кумысолечебница Палласовского района Волгоградской области Российской Федерации в рамках реализации комплекса мероприятий по проекту «Сакральная география» программы «Рухани жаңғыру».
В задачи экспедиции входили выявление и осмотр сакральных мест, а также памятников материальной культуры человека на исследуемой территории, проведение фото- и видеосъемки природных и историко-культурных объектов по данному маршруту, сбор легенд, преданий, истории Ханской плотины, разработок в рамках проекта «Сакральная география».
В состав экспедиции также вошли кандидат технических наук, доцент, заведующий кафедрой растениеводства и земледелия ЗКАТУ Марат Онаев, старший преподаватель кафедры истории Жаннат Галиева.
Проведение экспедиции имеет международное и общереспубликанское значение, охватывает территорию Западно-Казахстанской и Волгоградской областей.
Первым пунктом назначения был город Волгоград. Ученые ЗКАТУ им. Жангира хана посетили Волгоградский государственный аграрный университет, встретились с коллегами из ВолГАУ и рассказали о цели и задачах экспедиции.
Российские ученые, в свою очередь, оказали теплый прием гостям из Казахстана, отметив международную значимость изучения историко-культурного наследия «Ханской плотины» и в целом района, где предположительно она расположена. В ходе беседы был затронут вопрос о развитии двусторонних отношений между вузами приграничных областей. Руководитель экспедиции Нуржан Тулепови и проректор ВолГАУ по дополнительному образованию и международным связям Елена Патрина отметили большие перспективы развития отношений между университетами по различным направлениям, необходимость налаживания связей и обмена опытом.
В подтверждение сказанному ученые ВолГАУ в лице заведующего кафедрой агротуризма и регионального краеведения И. Кравцова предложили ряд этапов сотрудничества. В том числе, подготовка и проведение международных молодежных краеведческих чтений с привлечением школьников и студентов Волгоградской и Западно-Казахстанской областей на базе ВолГАУ, а также проведение международной научно-практической конференции «Букеевская Орда в истории России и Казахстана» на базе ЗКАТУ им. Жангира хана с выездом в Бокейординский район ЗКО.
Кроме того, проректор Е. Патрина и декан факультета «Сервис и туризм» Татьяна Косульникова поддержали возможность издания коллективной монографии по исследованиям экспедиции «Ханская Плотина».
После продолжительного обсуждения волгоградские коллеги провели для казахстанских ученых экскурсию по территории вуза, рассказали об истории университета и его нынешнем положении. Особое внимание наших ученых привлек зал культуры народов Нижнего Поволжья и зал боевой Славы города-героя Волгограда.
В завершение встречи проректор Е. Патрина пригласила казахстанских коллег на «Неделю туризма» в Волгоградской области, которая пройдет с 26 по 29 сентября этого года. В рамках мероприятия также состоится научно-практическая конференция.
Далее экспедиционная группа отправилась в город Палласовка, где удалось провести встречу с администрацией муниципального района и с местными историками и краеведами, рассказать о сути и значимости мероприятия.
19 июля 1839 г. подается прошение императору Николаю I о расширении территории Внутренней Орды, об основании 10 селений. В тот же день Жангир хан в своем письме министру государственных имуществ графу П.Д. Киселеву излагает свое видение на процедуры решения земельного вопроса. В 1840 г. в чине генерал-майора Жангир хан активно занимается обустройством новых земель. Устанавливает почтовую связь между Ханской Ставкой и г. Черный Яр. 6 декабря 1841 г. открывает русско-казахскую школу в Ханской Ставке. Весной 1843 г. завершает строительство плотины на реке Торгун, где предполагалось возведение постоянных строений для Жангир хана и народа. Так, начиналась история Летней Ставки Жангир хана.
По прибытию в п. Кумысолечебница Палласовского района были начаты непосредственные работы по изучению наследия хана. Найдены дома постройки времен Жангир хана. Узоры и орнаменты, выполненные в классическом казахском стиле, свидетельствуют об их принадлежности к творению казахского хана. На близлежащей к поселку территории расположены древние надгробные памятники – кулпытасы. Теперь ученым предстоит более детальная работа по исследованию кулпытасов, так как надписи, обнаруженные на них, говорят о более раннем их происхождении.
В исторических документах есть описание Летней Ставки Жангир хана и плотины, построенной правителем в 1843 г.
Так, Н.Троицкий пишет: «Теперь разведен фруктовый сад в летней кочевке при речке Торгуне и устроен чигирь для поливки деревьев; сад этот содержится в порядке и надлежащей исправности; при нем есть бахчи для посева огурцов, и предполагается разведение на них арбузов и дынь». (Троицкий. С.102).
По словам Нуржана Тулепова, «Ханская плотина» – это музейный экспонат под открытым небом, свидетель славных дел Жангир хана, истории становления Летней Ханской Ставки на реке Торгун.
Ханская плотина расположилась в Палласовском районе близ п. Савинка и п. Лиманный. Ученые ЗКО встретились с кругом лиц, интересующихся историй, а также ознакомились с преданиями местных жителей.
По словам учителя географии и заведующей музеем Савинской СОШ Елены Утроповой, плотина была построена ханом для того, чтобы часть земель затопить для покоса сена, то есть перегораживалась река Торгун. Тем самым весной часть полей заливалась, благодаря этому росла густая трава, которую позже скашивали на корм скоту. У хана были большие стада лошадей, овец и крупного рогатого скота, а следовательно требовались соответствующие условия для их содержания и приумножения. Постройка плотины заняла не один год и в ней приняли участие много местных жителей, так как хан щедро оплачивал строительные работы.
Елена Утропова, к слову активно занимается историей края и руководит историческим кружком для школьников.
– Мы с ребятами работаем в исследовательском направлении, занимаемся изучением истории родного края. История кулпытасов и Жангир хана – это история нашей земли. Ребятам очень интересно заниматься этими исследованиями, так как они понимают, что это история их предков, живших когда-то на этой земле. Отрадно, что и родители детей включаются в эту работу. Мы пропагандируем дружбу народов,– сказала Е. Утропова.
Подопечные учителя географии ежегодно участвуют на различных конференциях, на конкурсах музеев. Там школьники презентуют свои исследования по историческим направлениям и публикуются в различных сборниках.
К примеру, Айша Кажигалиева, неоднократная победительница различных исторических конкурсов и участница областных конференций, недавно представила в Волгограде свою работу «Кулпытасы как часть культуры казахского народа» перед учеными исторического факультета ВолГАУ.
– Мы добивались того, чтобы исторические надгробные памятники казахского народа отнесли к культурному наследию, дали им определенный статус для того, чтобы взяты они были под защиту государства, – поделилась А. Кажигалиева.
– Мы заинтересованы в сотрудничестве с казахстанскими учеными. Некоторые факты мы можем узнать только из казахстанских источников, например, перевод надписей на кулпытасах. У нас нет специалистов, способных расшифровать древние надписи. Мы считаем, что история казахского и русского народов – это одна история, она очень богата и интересна своими событиями, – добавила Е. Утропова.
Результатами экспедиции будет издание сборника научных статей: «Ханская плотина – музейный экспонат под открытым небом», буклета «Дневник экспедиции «Ханская плотина», создание видеоочерка и фотоальманаха.

Данияр БАХИШЕВ


Московский след Жаханши Досмухамедова

Күні: , 66 рет оқылды

Как известно, в Казахстане реализуется программа духовной модернизации «Рухани жаңғыру». В рамках этой программы инициирован республиканский проект «Сакральная география Казахстана», куда включены семь общенациональных объектов нашей области. Поводом для написания данной статьи стали два историко-культурных памятника из данных семи объектов: могила Гумара Караша и музей Алашорды в селе Жымпиты.

Если быть точнее, речь пойдет о величайшем просветителе Гумаре Караше и руководителе западного крыла Алашорды Жаханше Досмухамедове. Эти две личности были жертвами политических репрессий. Убийства Гумара Караша в 1921 году за мужественную гражданскую позицию, смелые высказывания и поступки оказалось мало, следом были репрессированы все созданные им труды.
Деятельность Жаханши Досмухамедова оказала огромное влияние на рост национального самосознания в казахской степи. Он приложил много усилий для обретения Казахстаном независимости. Его жизнь трагически оборвалась арестом в Москве и расстрелом на полигоне Бутово.
В своих поездках в Москву мне удалось внести вклад в исследование трудов и жизни этих двух деятелей, отдавших жизнь борьбе за независимость. Мне удалось собрать труды одного и побывать в местах пребывания второго, этих величайших деятелей.
Шесть лет назад я узнал, что в Москве проживает родная внучка Гумара Караша Надежда Карашева и решил встретиться с ней. Об этом в свое время широко освещалось в средствах массовой информации. При встрече Надежда Бурханкызы собрала и передала мне все собранные ею материалы о великом предке.
До сего дня велась большая работа по поиску наследия Гумара Караша и переводу их с арабской графики на кириллицу. В результате мы выпустили трехтомный сборник. Это была очень масштабная и ответственная работа, полноценный труд после сборника Кабиболлы Сыдикова «Замана». С чувством исполненного долга я был счастлив вновь поехать недавно в Москву и вручить прямому потомку великого деятеля Надежде Бурханкызы этот трехтомник.
В декабре прошлого года я был в Москве, съездил на могилы Жаханши Досмухамедова и Алихана Бокейханова. И в то посещение могилы Жаханши на полигоне Бутово узнал о многом.
Теперь более подробно об этих моментах.
Положительные изменения
Во время поездки в Москву в прошлом году я заметил большие изменения по сравнению с пятилетней давностью. Если раньше такси надо было поймать, лишь махнув рукой на обочине дороги, то теперь такси надо вызывать только по интернету, предварительно закачав к себе на смартфон приложение. Среди таксистов можно встретить много представителей кыргызской, узбекской, азербайджанской, таджикской национальностей, но нет ни одного казаха-таксиста. Предположим, что водителем такси оказался кыргыз. Здороваешься с ним на казахском языке и по дороге ведешь беседу на казахском. На вопрос: «Встречали ли вы казаха-водителя, повара либо на других работах?», все они отвечали, что, не встречали, только встречают их в аэропортах и на железнодорожных вокзалах, чтобы отвезти к месту направления. «Казахская молодежь в основном приезжает учиться, иные становятся предпринимателями», – услышали мы в Москве.

Донское кладбище
В свою поездку в декабре прошлого года я посетил Донское кладбище на территории города Москвы. В 1930-1950 годы в Москве по обвинению в политических преступлениях было приговорено к смертной казни около сорока тысяч человек, прах четырех тысяч из которых (по некоторым сведениям десять тысяч) покоится рядом с крематорием, построенным на этом кладбище в 1927 году. Здесь есть три места захоронения жертв политических репрессий. В первом захоронены жертвы, казненные в 1930-1942 годы. Здесь покоится прах расстрелянных 27 сентября 1937 года Алихана Бокейханова и Ныгмета Нурмакова. Руководивший Казахстаном в 1933-1938 годы Л. Мирзоян, который проводил кровавую политику, даже запросил разрешение у вышестоящих властей на расстрел еще 1600 человек, сам был расстрелян в 1939 году и прах его покоится также в этих местах. Почтив память своих земляков, я поехал далее на полигон Бутово, расположенный на окраине города.

Полигон Бутово – последнее пристанище Жаханши Досмухамедова
Здесь открыт специальный научно-исследовательский мемориальный центр. Силами добровольцев проводится большая исследовательская работа.
Примерно в 1935 году хозяйственный отдел НКВД начал поиски места для захоронения людей. На территории Москвы имеется три таких места. Одним, из которых стала территория рядом с селом Бутово. Местному населению тогда сообщили, что на территории села будет учебно-тренировочное стрельбище. На самом деле в этом месте в период с 08.08.1937 года по 19.10.1938 года было расстреляно и захоронено 20 761 человек.
Как это происходило? Предварительно экскаватором копали 13 ям глубиной около 4-4,5 м, шириной 4,5-5 м, длиной 70 м. Приговоренных к смертной казни ночью из московских тюрем привозили на полигон Бутово. Там же их запирали, шла проверка по документам. На рассвете из Москвы приезжала специальная группа стрелков и начинала свою кровавую работу. Арестантов маленькими группами подводили к ямам, расстреливали с близкого расстояния и просто сваливали в ямы.
3 августа 1938 года Жаханша Досмухамедов был привезен на полигон Бутово. В тот же день на рассвете его подвели к одной из 13 ям, стрелок стрелял почти в упор и его сбросили в яму. Таким образом, человек, отдавший жизнь борьбе за независимость своего народа, стал жертвой насилия.
В 1962 году полигон Бутово оградили высоким забором. Только с 1990 года начали снимать гриф секретности с документов по исполнению приговоров о смертной казни. Лишь тогда потомки казненных смогли приезжать сюда, чтобы отдать дань памяти.
Сделать место кровавых расправ местом памяти в тот момент не взялось ни государство, ни общественность. Только потомки жертв политических репрессий сплотились и на общественных началах взяли это дело под свою ответственность. Взялись за благоустройство поросшего деревьями и бурьяном места. Так как земля над 13 ямами провалилась и образовались впадины, сверху была насыпана земля. В 2002 году был открыт научно-исследовательский мемориальный центр «Бутово». Усилиями этого центра при поддержке народа были выписаны данные обо всех убитых и установлен надгробный памятник. Для памятника взяли в основу размеры вырытых ранее 13 ям, выкопали яму глубиной 70 метров, которую изнутри полностью укрепили мрамором. В списке расстрелянных значится и имя Жаханши Досмухамедова.

Университетское личное дело Жаханши Досмухамедова
Перед самой поездкой в Москву исследователь деятельности правительства Алаш, уральский ученый Даметкен Сулейменова сказала: «Мы знаем, что Жаханша Досмухамедов в 1906-1910 годы учился в Императорском государственном университете в Москве. Но у нас нет его диплома, если будет возможность, поищите его». Я выкроил время и поехал в центральный архив. Документы университета, где обучался Ж. Досмухамедов, до 1917 года были сданы в центральный государственный архив города Москвы. Сведения сохранены в реестре 320 фонда 418. В тот же день, когда я обнаружил документы, написал заявление на ознакомление с документами. Сделал копии студенческого личного дела, состоявшего почти из пятидесяти страниц. Только вот диплома не обнаружил. В конце было записано «Докум и диплом не выдава… (последние буквы не распознаваемы. Может быть, «т» либо «л»)». Таким образом, я получил личное дело, но не нашел диплома.
Полную копию личного дела Жаханши Досмухамедова во время обучения в Императорском университете в Москве в 1906-1910 годы я перевел на нынешний алфавит и в виде книги передал директору педагогического колледжа имени Жаханши Досмухамедова Светлане Бахишевой.

В Москве была проведена выставка, посвященная Жаханше Досмухамедову
В Москве рядом с домом по адресу: Серпуховский вал, 24, где жил Жаханша Досмухамедов, в галерее «Шаболовка» при департаменте культуры Москвы была проведена выставка, посвященная памяти жертв политических репрессий. На выставке особое место было отведено Жаханше Досмухамедову. Ее организовала житель дома 19/1, по улице Лестева в Москве – Инна Дробинская.
Туда меня направила заведующая музеем имени Сырыма Датулы в с. Жимпиты Айнагуль Ойшыбаева. Инна в свободное время помогает движению «Последний адрес» и занимается волонтерской деятельностью.
Цель этих энтузиастов – установить специальные знаки на домах, которые стали последним пристанищем ставших в годы Советской власти жертвами политических репрессий и приговоренных к смертной казни. В этом хлопотном деле Инне Дробинской помогло получение специального разрешения на установку доски на домах. Сама она проживает в районе Шаболовки, основанном в 1927 году. Инна признается: «По сравнению с остальными, я хотела найти дома жертв в своем районе и установить на них знаки». На сегодняшний день москвичка нашла адреса, где перед казнью жили пятеро репрессированных и казненных. Одним, из которых является Жаханша Досмухамедов.
При поддержке старшего научного сотрудника московского музея И. Дробинская организовала выставку. Связавшись с Айнагуль Ойшыбаевой, получила необходимые фото и сведения. На собственные средства изготовила наглядные материалы и с ноября организовала выставки, чтобы поведать жителям Москвы о героической судьбе борца за свободу казахского народа.
Поступок Инны Дробинской и Александры Селивановой поистине достойны уважения и признательности. В декабре прошлого года я, хотя и не знал квартиры, где жил Жаханша Досмухамедов, увидел дом, где он проживал и посетил выставку.

Стал известен последний адрес Жаханши Досмухамедова
Увидев дом, который был последним пристанищем Ж. Досмухамедова, я задался целью найти и квартиру. В этом мне помогла Айнагуль Ойшыбаева. Она написала на странице в социальной сети Facebook: «Нам известно, что проживавший в Москве Жаханша Досмухамедов был арестован на квартире по адресу: улица Хавско-Шаболовка, дом 11, корпус 7, кв. 265. Мы, лично удостоверились, что эта улица в последнее время была переименована в улицу Лестева. В документах было найдено завещание Ольги Досмухамедовой, которое было составлено, когда адрес был изменен на Лестева. Здесь указано «Москва. 117 – 419, улица Лестева, дом 19, корпус 2, квартира 84». Это и есть измененный точный адрес. Эту квартиру в свое время для них приобрел Турар Рыскулов. Когда Ольга Досмухамедова состарилась и заболела, она вернула квартиру детям Рыскулова, о чем составила завещание. Есть сведения, что она умерла в декабре 1986 года. Приложен документ, доказывающий, что фактически она умерла в возрасте 90 лет, 26 июня 1986 года. Да, такова роль времени и фактов в истории человечества.
В мае текущего года я ездил в Москву, чтобы вручить Надежде Бурханкызы трехтомник о Гумаре Караше. И тогда я специально посетил дом, указанный в записях Айнагуль Ойшыбаевой по адресу: улица Лестева, дом 19, корпус 2, квартира 84, в котором жил когда-то Жаханша Досмухамедов. Так как был известен дом, но неизвестна квартира, работа в рамках проекта «Последний адрес» замедлилась. Вначале я пообщался с координатором по поиску адресов проживания проекта «Последний адрес» Инной Добринской. Мы вместе подошли к дому, где проживал Жаханша Досмухамедов, и позвонили в квартиру 84. Через домофон дверь открыла женщина. Поднялись на лифте на 4 этаж. Постучались, и нам открыли дверь. Когда мы объяснили причину нашего появления здесь, нас завели в дом и разрешили сделать фото и видеосъемку. Владелица квартиры Юлиана Геннадьевна Красовская приобрела ее в 2003 году у дочери посла России в Турции Елены Павловой. Когда она только переехала, в квартире была старая красивая антикварная мебель. Когда ее начали выносить, они не помещались в дверях и их пришлось разобрать. Квартира двухкомнатная с высокими потолками. При входе длинный коридор, одна маленькая и одна большая комнаты, кухня и ванная отдельно. В доме пять подъездов, по 12 квартир в каждом подъезде. Дом построен в 1927 году. Нынешняя владелица квартиры Юлиана Красовская поддержала идею установки знака на доме в рамках проекта «Последний адрес» и обещала помочь получить согласие жителей дома. Задачей проекта «Последний адрес» является найти дома, в котором в последний раз проживали лица, ставшие жертвами политических репрессий и приговоренные к смертной казни в советские годы, а затем собрать документы и, получив согласие жильцов данного дома, установить на домах памятные таблички. Место фото специально оставляется пустым и даются краткие сведения о репрессированном человеке. Раньше мы не знали точной квартиры. Мы нашли и увидели ее. Теперь необходимо провести работу по получению согласия владельцев других квартир.

Вручение трехтомника
Продумав способы организации этой работы, я на такси направился к дому Надежды Карашевой. Проехав немного от дома проживания Жаханши Досмухамедова, мы увидели Донское кладбище. Сюда я специально приезжал накануне Дня Независимости. Это последнее пристанище Алихана Бокейханова. Один из руководителей борьбы за независимость был арестован недалеко от этой кладбища, а второй был захоронен здесь.
Вечером заехал домой к Надежде Карашевой. Как всегда она тепло встретила меня. Оказывается, пожилая женщина до этого упала и сломала ногу. После чего перенесла несколько операций. Стала плохо слышать.
Я вручил ей трехтомник Гумара Караша, составленный из материалов, которые она шесть лет назад доверила мне, в книгу также вошли результаты других исследовательских работ. Растроганная Надежда просила передать на Родину большой привет и огромную благодарность за память о Гумаре Караше.
На следующий день я провел презентацию этого трехтомника студентам из Казахстана, обучающимся в Московском университете дружбы народов. Обучающаяся в Москве молодежь создала объединение «Сана» (руководитель Дамир Кадырбеков). Объединенные чувством любви к своему народу, его культуре и языку, студенты устраивают различные мероприятия, которые помогают им не забывать историю народа, достойно представлять за пределами Казахстана не только сегодняшнее, но и прошлое своей Родины.
Молодые казахстанцы обещали помочь в установлении таблички на доме, где проживал Жаханша Досмухамедов, в конце встречи подарили мне на память книгу. Я был очень рад встрече с молодыми людьми, которые, находясь далеко от дома, учатся и работают во имя своей страны.
Таким образом, собирая наследие Гумара Караша, я познакомился с доселе неизвестными сведениями о Жаханше Досмухамедове. Убедился, что нужно провести еще немало исследований, чтобы изучить наследие этих деятелей. Если углубиться в смысл сказанных ими слов, можно увидеть, что их высказывания и их дела были основой становления национальной идеологии.

Жантас САФУЛЛИН,
генеральный директор ТОО «Жайық Пресс»
Уральск – Москва – Уральск


Начат новый проект

Күні: , 26 рет оқылды

В рамках программы «Рухани жаңғыру» в Таскалинском районе реализуется проект «Елге сәлем».

Старт новому проекту был дан в селе Атамекен, где состоялась дискуссия в формате TED TALKS, посвященная пропаганде и изучению истории малой родины, достижений земляков-односельчан. Завершилась встреча спортивными соревнованиями и концертом художественной самодеятельности.
Прибывшие на встречу гости – уроженцы села посадили деревья в школьном дворе, побывали в сельском музее, где ознакомились с его экспонатами.
О целях и задачах предложенной Главой государства программы «Рухани жангыру», о том, что уже сделано в районе в рамках этой инициативы, рассказала на встрече за круглым столом заместитель акима Таскалинского района Люция Жубанышкалиева.
– Эта программа обязывает нас всех лучше изучить прошлое нашей малой родины, дописать неизвестные страницы и сохранить ее для потомков, чтобы нынешние и будущие поколения гордились историей, культурой, достижениями старших, – сказала Люция Асетовна. Молодежь должна интересоваться и знать культурные традиции, достопримечательности местности, проявлять желание участвовать в социально-экономическом развитии региона.
Более детально прошло обсуждение реализации малых программ «Атамекен», «Рухани қазына», «Тәрбие және білім», подчеркнута их значимость для формирования активной гражданской позиции сельских жителей.

Асем СЕРИККАЛИ
Таскалинский район

Социальная сфера

Культура

Спорт

Программы развития



ЗКО, г.Уральск, ул. Мухита, 57/1
zhaik_presscenter@mail.ru
pri_ru@mail.ru

Главный редактор газеты: 51-31-91
Заместитель главного редактора: 54-50-22
Секретарь: 50-40-47
Корреспонденты: 24-02-78, 50-59-21
Отдел рекламы: 51-51-09
Яндекс.Метрика